#5(28), май 2008 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#5(28), май 2008 года

США, Европа и управление рисками

Американцы рискуют гораздо чаще, чем благоустроенные европейцы. Русские же считают, что осторожничают и те, и другие

Economist

Все, кто ведет дела по ту сторону Атлантики, наверняка сталкивались с распространенным стереотипом: у американцев риск в почете, тогда как европейцы, по крайней мере, в зажиточных странах, стремятся его избежать. Если же посмотреть дальше на восток, на страны бывшего советского лагеря, особенно на Россию, перед нами предстанет другая крайность: вместо требовательного государства – полная анархия, где жизнь полна смертельных опасностей, избежать которых не поможет никакое благоразумие.
Как и в большинстве легкомысленных обобщений, в этом противопоставлении двух берегов Атлантики спрятано зерно истины. Американцы пожинают плоды биотехнологий в виде продуктов из генетически модифицированных организмов, но для европейцев это кажется слишком опасным – как для потребителей, так и для окружающей среды. Кажется, что даже в самом тихом американском предместье все еще живет дух первых переселенцев: люди должны сами отвечать за безопасность своего жилья, применяя против грабителей оружие, за свое здоровье и финансовое будущее, зная, что могут поплатиться, если ошибутся в выборе. На высокий уровень банкротств в Америке смотрят, как на признак здоровой экономики, а не как на угрозу общественного спокойствия, как считают в Европе. Американцы спокойно инвестируют только в новые компании и новые виды финансовых услуг, традиционный же инвестор в Западной Европе предпочитает государственные ценные бумаги. По словам Чарльза Капчена, специалиста по европейским вопросам из Джорджтаунского университета в США, это происходит из-за того, что американская культура в большей степени, нежели европейская, основана на свободе личности.
Возможно, это противопоставление больше относится к громким словам и желаемому образу, чем к реальной жизни. Скажем, что касается регламентирования требований к автомобильным двигателям, Америка решилась санкционировать использование каталитических конвертеров намного раньше, чем Евросоюз. В условиях, сложившихся в Западной Европе, органам контроля есть где развернуться: население ждет, что государство о нем позаботится. В США требования о дополнительном контроле – Интернета или качества воздуха – представляются как призыв к защите детей. Считается, что взрослые позаботятся о себе сами.
Конечно же, рвение органов регулирования по любую сторону Атлантики может возрасти из-за непредвиденных событий. Например, в 2004 году болеутоляющее средство Vioxx было отозвано фирмой Merck с рынка по причине повышенного риска возникновения инсульта или инфаркта. Однако американские войны вокруг регулирования не прекращаются. Там всегда найдется кто-то, кто будет заявлять: за осторожность приходится платить человеческими жизнями. В Европе же, по крайней мере, психологически, легче добиться своего, проявляя осторожность.
Тем не менее, сравнительно с большей частью остального мира и любой другой исторической эпохой, позиция по отношению к опасности в Соединенных Штатах и Западной Европе становится все более похожей. Повседневная жизнь была успешно лишена большей части рисков. Женщины почти никогда не умирают при родах, горняки каждый раз поднимаются из шахт на поверхность, рыбаки всегда возвращаются на берег, а глоток воды больше не несет в себе смерть от холеры. Конечно, есть люди, которые идут на риск по собственной воле – те же скалолазы, но нежелательная опасность, которая когда-то была неотъемлемым атрибутом человеческой жизни, сейчас практически канула в Лету.
Сегодня и европейцы, и американцы пытаются избавиться от последних крох риска, что часто приводит к обратным результатам, поскольку риск в этом случае просто ложится на чужие плечи. Яркий тому пример – компании, которые избавляются от токсических отходов или используют рискованные технологии в странах, где не практикуется строгий контроль. Однако пути, благодаря которым риск просто перемещается дальше, могут быть и не столь явными. Взять то же поведение на дороге, когда участники движения начинают действовать практически без оглядки, так как им придают смелость меры безопасности, которые есть как у одних, так и у других.
Однажды Иан Уокер, британский психолог из Батского университета, провел такой эксперимент: он сел на велосипед и проследил поведение
2 300 автомобилей, которые его обогнали. Если на нем был шлем, водители проезжали совсем рядом, когда же он был с непокрытой головой, машины непременно проезжали поодаль. Другой эксперимент, проведенный в Мюнхене, показал, что таксисты, автомобиль которых оснащен системой АБС, попадали в аварии никак не реже тех, у кого такой системы не было. Причиной стало то, что первые использовали ее не в целях благоразумия, а с тем, чтобы практиковать более агрессивное вождение.

Итог, в конечном счете, один и тот же по обе стороны Атлантики: повальное стремление избежать риска, проистекающее
из мечты о полной безопасности повседневной жизни

Такие непредсказуемые результаты не ограничиваются территорией Европы. Джон Адамс из колледжа Лондонского университета собрал данные со всего мира. Оказалось, что законы, обязывающие водителей пользоваться ремнями безопасности, не способствуют спокойствию на дороге – просто погибает не тот, кто в салоне автомобиля, а тот, кто снаружи, так как ремни поощряют неосторожное вождение. Исследователь замечает, что в последнее время число детских смертей на дорогах снизилось, но большей частью в связи с тем, что детей стали реже отпускать из дома одних. Однако это означает, что подростки сегодня хуже ориентируются на небезопасной дороге, и вследствие этого количество погибших молодых людей резко возросло. Адамс положительно отзывается о датской практике «голых улиц», когда снимают большинство дорожных знаков и указателей, чтобы заставить участников движения быть осмотрительнее.
В чем Америка и Европа действительно могут отличаться, так это в главной причине стремления снизить риск. Американская страсть к сутяжничеству, которая уже стала притчей во языцех, заставляет всех, кто выступает на общественной арене, будь это государственные учреждения, частные компании или даже школы, изо всех сил стараться ограничить свою ответственность, и в этих границах максимально снизить риск. Многие европейцы рассматривают «охоту за пострадавшими» – навязывание адвокатами своих услуг жертвам дорожных происшествий – исключительно как нежелательную патологию, которой они «заразились» от Соединенных Штатов.
Однако свои патологии есть и у Европы. Здесь особенно выделяется бюрократия в учреждениях Евросоюза, которые занимаются регулированием качества продуктов питания и окружающей среды. На периферии ЕС есть граждане, которые, по вполне понятным причинам, охотнее доверят контроль состояния местных пляжей и воздуха «мандаринам» из Брюсселя, чем любому собственному бюрократу. Для учреждений ЕС такое рвение становится источником легитимности, в которой они так отчаянно нуждаются.
Чужие функции любят принимать на себя не только в Брюсселе. Любой бюрократический орган стремится выжить и, по возможности, разрастись. Для выживания полезно принимать уровень риска, с которым они должны работать, близким к нулю. Чуть выше – и будет казаться, что учреждение не справляется со своими обязанностями, чуть ниже – и его станут считать ненужным. Рост же достигается за счет увеличения количества рисков, входящих в его компетенцию. Например, Агентство по пищевым стандартам Великобритании поставило перед собой цель решать не только привычные для себя проблемы заражения микробами, но и то, что они назвали «риском сбыта» пищевых продуктов – предпочтения потребителей в еде. Сейчас это учреждение вводит классификацию продуктов с целью, которая, по словам главы ведомства Дидре Хаттон, «должна заставить производителей изменить ассортимент». Это отражает менталитет, который не согласен смотреть на людей с избыточным весом как на обжор. Теперь они жертвы, сталкивающиеся с риском, снизить который – почетная обязанность государства.
Итог, в конечном счете, один и тот же по обе стороны Атлантики: повальное стремление избежать риска, проистекающее из мечты о полной безопасности повседневной жизни. Как только происходит несчастье – школьник калечится во время экскурсии или падает с лестницы мойщик окон – требуются незамедлительные действия, и если они не исходят от государства, в игру вступают юристы. Недовольство сложившимся положением вещей перестало быть привилегией идущих по жизни напролом американцев, беспокойство затрагивает и Европу. По словам Нильса Брунссона, преподавателя Школы экономики в Стокгольме, спутанное представление о риске и регламентировании требует еще одного элемента – ответственности. «Если вы хотите взять ответственность на себя, то принимаете решения. А если нет, решения за вас принимают другие и потом говорят, что у вас нет выбора», – отмечает он.
Конечно, некоторые находят более жесткие и менее рациональные способы протеста против жизни без риска. Во всем мире есть родители, которые не закрывают крышки на лекарствах с недоступной детям конструкцией, не желая лишний раз возиться, и офисные работники, которым так надоели самозакрывающиеся пожарные двери, что они их просто заклинивают.
Однако культурные различия тоже существуют. Американцев, приезжающих в Западную Европу, часто приводит в замешательство местный склад ума, который недоверчиво относится к любому техническому или социальному новшеству, где сквозит нежелание изменить ход вещей любым действием, результат которого невозможно предсказать. Европейцев же, обосновавшихся в США, пугает страна, где люди могут стремиться к свободной от риска жизни, но в глубине души знают, что им никогда ее не достичь.
В то же время оба потрясение кажутся совершенно несущественными по сравнению с тем, что пережили выходцы из западного мира, побывавшие в России. Они оказались там, где жизнь настолько полна смертельных опасностей, что некоторые не видят особого смысла в снижении рисков: мир глубоких выбоин, нетрезвых водителей санитарных машин и тающих сосулек, что, будто кинжалы, свисают с крыш. Мысль о подотчетных органах регулирования, заботящихся о благополучии общества, или о суде, в котором может искать справедливости простой гражданин, многим жителям России показалась бы наивной. Очевидно, в стране, где средняя продолжительность жизни составляет 59 лет – ниже, чем в Гватемале, люди не видят особых причин не превышать скорость или ограничивать себя в потреблении алкоголя и табака.
Выше любой другой власти, даже судебной, стоят звонкая монета и грубая политическая сила. Однако это отнюдь не значит, что выбор русских по своей природе иррационален. Отдельные личности или компании, открыто попирающие закон, могут действовать так, будучи не без оснований уверены в своем могуществе и неуязвимости перед лицом закона. Если людям хватает благоразумия расплатиться с долгами, то не из страха перед судом, а по причине личной мести, которая может быть им уготована. И, как указывает Марк Кирш, британский юрист в Москве, русские строят логичные рассуждения, больше опираясь на друзей, чем на суды.
Мало кто из европейцев или американцев решился бы променять свое относительно лишенное риска существование на постоянный страх смерти, без которого в России не обходится и дня. Но многие поддержали бы утверждение Федора Достоевского о непреложности права идти на риск: «Человек сам выбирает, чего он хочет, чего бы это ни стоило и куда бы ни привело». Время от времени совершать дерзкие, опрометчивые поступки – значит, сохранить то, что «имеет наибольшую ценность, – нашу личность, нашу индивидуальность». 

 


К содержанию



Самые сокровенные секреты Google

Пять конкурентных сил, формирующих стратегию

Как спасти бизнес

Легкие деньги

Как мы не распознали мыльный пузырь

Сколько стоит банкротство

Идеальной модели риска не будет никогда

Крушение «Базеля II»

США, Европа и управление рисками

Нас не остановить

В правлении всякая рука руку моет

Инвесторы устали от привилегий управляющих

Падение доллара и национальная безопасность

Лекарство Кейнса

Трубопровод Мажино

Ковбойский социализм

Думайте о трубах, а не о ракетах

«Государство Инкорпорейтед»

Китайские гиганты: в чем секрет эффективности государственных предприятий

Китайская интеллигенция

Китайская стратегия Рауля Кастро

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления