#5(28), май 2008 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#5(28), май 2008 года

Легкие деньги

Работа инвестиционных менеджеров действительно приносит высокие прибыли, главным образом – им самим

Филипп КОГАН, Economist

Вообразите бизнес, где вы распоряжаетесь чужими деньгами и получаете за это щедрую плату. Более того, ваше вознаграждение с каждым годом растет, даже если вы ничего не смыслите в работе. Идеальная перспектива.
Такой бизнес существует. Имя ему – управление фондами. Чарли Эллис, опытный обозреватель, объясняет ежегодный рост оплаты труда в этой отрасли приблизительно на 15% средним подъемом рыночных цен на 8% и приростом сбережений на 5-6%. И, несмотря на обширные масштабы отрасли, рост этот не прекращается. Согласно отчету консалтингового агентства Watson Wyatt, на конец 2006 года сумма всех управляемых специалистами активов составляла 64 трлн. долл.
По обычным нормам капитализма, любую отрасль, способную дать двузначный годовой прирост, должна вскоре захлестнуть жесткая конкуренция, которая рано или поздно снизит ее прибыльность. Однако в сфере управления фондами все не так. Трудно поверить, но средняя маржа доходов инвестиционных менеджеров, принимавших участие в исследовании Boston Consulting Group, составляла 42%. Отчасти это объясняется отсутствием ценовой конкуренции у большинства из них. Вместо этого инвестиционные менеджеры привлекают клиентов, указывая на свой послужной список – результативность прошлых операций. Впрочем, считать его залогом будущих успехов вряд ли стоит. Не может инвестор быть уверен и в том, что посредники в продаже активов – брокеры, консультанты и банкиры – направят их по верному пути. Эти люди часто получают часть вознаграждения менеджера и не заинтересованы предлагать менее дорогостоящую альтернативу.
Клиенты начинают гоняться за лучшим вариантом, и, как правило, все равно проигрывают: с учетом издержек эффективность работы среднестатистического менеджера неизменно ниже рыночной. Это наглядно иллюстрируют данные, полученные Джоном Боглом из Vanguard, американского объединения по управлению фондами. Начиная с 1980 года, индекс S&P 500 ежегодно составлял 12,3%. За тот же период средний паевой инвестиционный фонд приносил 10%. А средний инвестор этого фонда благодаря своему прискорбному стремлению покупать активы, пользующиеся самым высоким спросом на рынке, получал лишь 7,3% – на 5% меньше, чем индекс.
Несмотря на то, что клиенты отрасли не всегда получают ощутимую выгоду, ее работники преуспевают. Рост популярности хеджевых и частных инвестиционных фондов вызвал широкое распространение практики поощрительных премий и породил новый класс миллиардеров. Справедливость по отношению к клиентам отрасли не восстановится, пока инвесторы не поймут, что высокое вознаграждение не подразумевает высокую прибыль. «Нам еще многое предстоит сделать, чтобы клиенту предоставлялись только рациональные предложения», – подтверждает эту мысль Алан Браун, глава инвестиционного отдела британской компании по управлению фондами Schroders.
Тем не менее, в сфере управления фондами происходит качественная революция. «Сейчас в отрасли больше перемен, чем я видел за всю свою 30-летнюю карьеру», – замечает Браун. Отчасти этому послужили уроки «медвежьего» фондового рынка 2000-2002 годов. В 1990-х пенсионные фонды держали большие объемы акций, что позволяло компаниям-спонсорам «отдохнуть» от необходимости вносить средства в фонд. Когда же курс упал, пенсионные фонды попали в затруднительное положение и стали сомневаться в способности акций обеспечивать долгосрочные обязательства по выплате пенсий. Некоторые из них перешли на облигации, другие потребовали продукты, приносящие положительный доход вне зависимости от курса акций. Это распахнуло двери хеджевым фондам, операциям с частными акциями и новому направлению инвестирования в так называемые альтернативные активы.
На рынке розничных инвесторов также происходят перемены. Сейчас инвестиционные менеджеры редко работают с такими клиентами напрямую. Они продают их фонды третьим лицам – брокерам, консультантам, частным банкам и объединенным портфелям ценных бумаг, которые называются фондами фондов. Таким образом, инвестиционные менеджеры экономят на издержках сбыта, но отдают себя на милость посредников. Им больше нельзя полагаться на инертность клиентов, которые всю жизнь пользуются услугами одной компании. Вместо этого, пока посредники пытаются получить максимальную прибыль, чтобы оправдать свое вознаграждение, вклады тасуются, как колода карт.
Одна из самых серьезных проблем отрасли – сами рынки. Упадок переживают не только целые категории активов: входят в моду и навсегда исчезают даже сами стили инвестирования. Менеджер по технологии, у которого в 1999 году была превосходная репутация, к 2002-му может обнаружить, что 90% стоимости его фонда превратилось в прах. Даже Билл Миллер, ведущий менеджер из Legg Mason, которому 15 лет подряд удавалось обойти индекс S&P 500, за прошедшие два года получил довольно скромную прибыль. Последним событием, которое подорвало эффективность работы фондовых менеджеров, стал кредитный кризис.
Вторая проблема заключается в том, что управление фондами подразумевает широкие масштабы. Это не всегда выгодно, хотя и может улучшить маржу: управление 2 млрд. долл. не стоит вдвое больше управления 1 млрд. долл. К тому же, таким образом менеджер может заработать себе имя. Однако масштаб может стать врагом прибыли с инвестиций. Если фонд приобретает слишком крупные размеры, против менеджера восстают цены или фонд сам становится похож на рынок. А бюрократия или недостаток свободы действий могут заставить ведущего менеджера уйти из фирмы.
Несмотря на упавший в последние годы доход с инвестиций, менеджерам пока удается сохранять свое вознаграждение на высоком уровне. Вот уже более тридцати лет противостоят они «пассивным» конкурентам, которые просто отслеживают динамику рынка по таким индексам, как S&P 500 или FTSE 100. Однако сейчас появляются пассивные варианты и других методик управления фондами. Сейчас инвестиционным менеджерам, элите своей отрасли, угрожает конкуренция со стороны непритязательных биржевых фондов (ETF) – гибкого посредника, который может предложить инвесторам любую категорию активов по низкой цене.
Тем не менее, отрасль имеет великолепные долгосрочные возможности. Население развитых стран стареет, и на плечи все большего числа их граждан ложится бремя пенсионного обеспечения после ухода в отставку. Иногда государственная пенсия равна прожиточному минимуму, к тому же все больше фирм берут назад расточительное обещание платить пенсию в размере последнего оклада, которое они давали в 1970-х. Все это дает возможность инвестиционным менеджерам занять образовавшуюся нишу.
В то же время быстрый рост экономики развивающихся стран в огромных объемах порождает новый капитал. Для руководства инвестициями русские миллиардеры в сфере энергетики, фонды суверенного богатства в Китае и на Среднем Востоке могут обратиться именно к инвестиционным менеджерам.
Хотя эти направления и могут обеспечить отрасли процветание, будущее отдельных компаний предсказать непросто. Всего десять лет назад среди британских пенсионных фондов ведущие позиции занимали четыре гиганта: Mercury, Phillips & Drew, Gartmore и Schroders. Однако конкуренция разрушила эту олигополию: первые два фонда уже прекратили свою работу как отдельные фирмы.
Сегодня перед каждым менеджером встала необходимость принять ряд решений. Положиться на свое умение либо избрать пассивный курс? И дальше придерживаться таких традиционных классов активов, как акции и облигации, либо начать освоение альтернативных областей, например, хеджевых фондов и товарных рынков? Остаться небольшой компанией с элитным статусом и делать акцент на результат? Или стремиться к росту, охватывая как можно больше сфер деятельности, чтобы защититься от превратностей рынка? А может, вообще оставить инвесторский рынок и сосредоточиться на частных клиентах, продавая им чужие инвестиционные проекты? Ведь именно так и поступила компания Merrill Lynch, продав свой бизнес по управлению фондами BlackRock. А Citigroup заключила подобную сделку с Legg Mason.
В результате возникает целый сонм разнообразнейших структур, начиная от мелких специализированных компаний с небольшими активами и заканчивая такими розничными гигантами, как Fidelity, или гибридов, похожих на Bank of New York Mellon, у которых между элитными менеджерами распределено свыше 1 трлн. Из этой статьи станет ясно, как инвестиционные менеджеры принимают решения и что лучше для самых важных людей – тех, кто доверяет отрасли управления фондами свои сбережения. 

 


К содержанию



Самые сокровенные секреты Google

Пять конкурентных сил, формирующих стратегию

Как спасти бизнес

Легкие деньги

Как мы не распознали мыльный пузырь

Сколько стоит банкротство

Идеальной модели риска не будет никогда

Крушение «Базеля II»

США, Европа и управление рисками

Нас не остановить

В правлении всякая рука руку моет

Инвесторы устали от привилегий управляющих

Падение доллара и национальная безопасность

Лекарство Кейнса

Трубопровод Мажино

Ковбойский социализм

Думайте о трубах, а не о ракетах

«Государство Инкорпорейтед»

Китайские гиганты: в чем секрет эффективности государственных предприятий

Китайская интеллигенция

Китайская стратегия Рауля Кастро

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления