#1(36), июль 2009 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#1(36), июль 2009 года

Преступление века

Супруги Медофф всегда были вместе?

Дэвид СИГАЛ, Элисон ЛИ КОВАН, New York Times

Для друзей они были «Берни и Руфь» или «Руфь и Берни» - супруги настолько неразлучные, что о них не говорили врозь. Они прожили в браке почти 50 лет, работали в одном офисе в деловом центре Манхеттена, вместе путешествовали и ужинали тоже вместе - каждый вечер, только вдвоем.

«Они приходили один или два раза в неделю на протяжении 22 лет, а за последние пять я могу пересчитать случаи, когда они были с кем-то еще, по пальцам одной руки, – вспоминает Джулиано Зулиани, владелец итальянского ресторана «Primola» в Манхеттене. – Они всегда просили тихий столик в глубине зала на двоих».

Но сегодня истории любви Бернарда и Руфи мало кто позавидует.

Согласно судебному обращению адвоката семьи Медофф, 10 декабря г-н Медофф сознался своей жене и двум их сыновьям, что его многомиллиардный хеджевый фонд был пирамидой, искусно построенной по схеме Понци. Если это действительно так, Руфь Мэдофф узнала о преступлениях своего мужа так же внезапно, как и весь остальной мир. Вчера она была женой гения фондового рынка, а сегодня стала женой одного из величайших мошенников в истории.

Во всяком случае, такова официальная версия событий, полученная из уст четы Мэдофф. На данный момент, когда вокруг активов, которые сам г-н Мэдофф оценил в $50 млрд., начинается судебный процесс, слова основных действующих лиц ничего не значат. Так как прямых ответов нет, то все, что нам остается, – это своего рода психологическая загадка из второго акта драмы Дэвида Мамета, как раз перед тем, как становится ясно, кто и кого играет.

Неужели г-жа Мэдофф действительно ничего не знала? В общественных кругах, где раньше вращались супруги, вызывает беспокойство и тот, и другой вариант. Ведь если она не была соучастницей, ее, пожалуй, стоит причислить к жертвам Бернарда Мэдоффа. В любом случае, сознательно или нет, она была для своего мужа ценным подспорьем, поскольку помогала ему налаживать связи и привлекать инвесторов.

«Скажу на этот счет только одно: сложно представить, чтобы она прожила с ним 50 лет и ничего не заподозрила», – говорит Дональд Розенцвейг, друг детства Руфь и один из инвесторов Madoff Investment Securities. – Могла ли она притягивать к нему людей? Да. Была ли она подсадной уткой? Сомневаюсь. Хотя, может быть, и так».

Г-же Мэдофф не было предъявлено никаких обвинений. В данный момент она живет со своим мужем, который находится под домашним арестом в своем пентхаусе в фешенебельной части Манхеттена, и сохраняет полную свободу передвижения. Она сдала свой паспорт и заключила соглашение с ведомством генеральной прокуратуры, согласно которому все ее активы замораживаются, а она получает пособие на расходы, связанные с проживанием, охраной и юридическими издержками. В условия выхода г-на Мэдоффа под залог входит передача $10 млн., обеспеченных недвижимостью на имя его жены.

Трудности с Законом

Айра Л. Соркин, выдающийся адвокат по должностным преступлениям, который представляет интересы г-жи Мэдофф и ее мужа, от комментариев отказалась. По словам юристов, если супруги наняли общего адвоката, значит, на данный момент преследование со стороны закона Руфи не грозит, ведь если бы обвинение дало понять, что она тоже находится под следствием, ей бы, по всей вероятности, потребовался собственный адвокат.

Однако переговоры о признании вины г-ном Мэдоффом еще не окончены. Если они не дадут результата, обвинение может пригрозить г-же Мэдофф признать ее соучастницей.

«Для обвинения это очень деликатный вопрос, ведь ему не хочется выглядеть так, будто оно идет на уловки, – разъясняет Шон О'Ши, ранее глава подразделения по мошенничеству в коммерческой деятельности и обращении ценных бумаг ведомства генерального прокурора в Бруклине. – Но так как рассматривается афера столетия, обвинение пойдет на все. Ему тяжело будет оставить г-жу Мэдофф в покое, имея против нее улики. Однако без веских доказательств ей не станут угрожать только затем, чтобы добраться до мужа».

Супруги Мэдофф выросли в одной части района Куинс, расположенной неподалеку от аэропорта Кеннеди, где в то время, в основном, жили мелкие служащие из евреев. Руфь Альперн, как ее тогда звали, была общительной, уравновешенной блондинкой с высокой прической и обворожительной улыбкой. В выпускных классах ей дали прозвище «Джози Колледж», а в школьном альбоме, выдержанном в стиле 50-х, ее называют красивой, элегантной и подающей надежды.

«Она была привлекательной и обладала хорошими манерами, – вспоминает ее бывшая одноклассница Милли Бек. – Всегда очень милая, очень красивая. Выглядела на все сто».

Такой она старалась быть и дальше. В обязанности одного из менеджеров лондонского офиса г-на Мэдоффа входило обеспечивать ее постоянным запасом гигиенической косметики. Ее вкусы в одежде обходятся недешево, однако ничего вычурного и крикливого. Она носит простое обручальное кольцо, в отличие от состоятельной элиты Нью-Йорка, которая не может обойтись без огромных бриллиантов.

Это странно прозвучит о женщине, на чье имя зарегистрирована 38-футовая яхта, и у которой есть дома на Манхеттене, в Монтоке на Лонг-Айленде, в Палм-Бич во Флориде и на Антибах во Франции, но, по меркам своей среды, г-жа Мэдоффа живет сравнительно скромно.

«Это вызывало доверие»

По словам деловых партнеров, она была более общительной и сердечной, чем ее муж, и позволяла ему играть роль доброго гения-ростовщика. И это лишь часть ее вклада в успех Madoff Investment Securities. Ее присутствие позволяло г-ну Мэдоффу одеть на себя самый убедительный образ – образ преданного мужа, когда любые вопросы о честности отпадают сами собой.

«Знаете, я знаком с судом не понаслышке и мошенника обычно чую издалека, – говорит Фредерик Адлер, предприниматель с Палм-Бич, который в 90-х вложил в фонд г-на Мэдоффа скромную сумму и отозвал средства, когда решил полностью отказаться от ценных бумаг во время пузыря дотком в 2000 году. – Но в нем я ничего подобного не чувствовал, и думаю, все дело в ней. У него была милая, славная жена возрастом 30 или 40 лет. Не какая-нибудь молоденькая дурочка. И это вызывало доверие».

Г-жа Мэдофф на три года младше своего мужа. Она поступила в местный колледж и закончила его на факультете психологии. «После колледжа я вышла замуж за Берни Мэдоффа, выпускника средней школы Far Rockaway 55-го года, – писала она о себе на пятидесятой встрече выпускников их общей школы. – Мы с Берни вместе работали в инвестиционной компании, которую он основал в 1960-м году».

Помимо работы со своим мужем, г-жа Мэдофф растила двоих сыновей и помогала управлять фондом Madoff Family Foundation. В 2007 году она занимался благотворительностью в области здравоохранения и культуры.

Кроме того, г-жа Мэдофф получила степень магистра науки о питании в Нью-йоркском университете и была одним из редакторов книги «Кошерная пища от великих шеф-поваров Америки: более 175 рецептов из лучших американских ресторанов». Однако книга шла плохо, и, вероятно, вызвала больше шуток, чем желания готовить.

Каково было участие г-жи Мэдоффой в деле мужа, все еще не ясно. В своей поваренной книге она называет себя «директором» Madoff Securities, однако, по словам посетителей, застать ее на рабочем месте можно было редко. До сих пор остается загадкой существование пособников в мошенничестве г-на Мэдоффа. И тогда возникает вопрос на счет его жены: насколько тяжело было бы хранить многомиллиардную пирамиду по схеме Понци в тайне от своей супруги?

По мнению Стивена Гринспена, автора книги «Летопись легковерия», это было не так уж сложно. Чтобы работать по схеме Понци, нужны, по большей части, наглость и умение вести бухгалтерию. Непосвященному пришлось бы долго копаться в записях, чтобы понять неладное.

«Если Мэдофф ей ничего не говорил, почему она должна была что-то подозревать? – удивляется г-н Гринспен. – Я знаю множество женщин, которые не вмешиваются в бизнес своих мужей, в особенности, женщин того поколения. Она знает только то, что живется ей хорошо, а все вокруг твердят, какой у нее замечательный муж».

Какой бы ни была ее роль, многие друзья г-жи Мэдофф рано или поздно вложили средства в фонд ее мужа. Никакой агрессивной рекламы. Люди постоянно говорили с г-жой Мэдофф и просили ее разрешения бросить деньги в безотказный волшебный автомат, который уже приносил 10-15% в год стольким из их знакомых.

Фонд был почти всегда закрыт, и для своего круга г-жа Мэдофф была ключом, чтобы отворить волшебную дверь. Именно поэтому, когда Мэдоффы появились на 50-й встрече школьных выпускников, которая проводилась в отеле Doubletree в Форт-Ли, штат Нью-Йорк, с ними держались почти как со знаменитостями. Для большинства присутствующих зал делился на тех, кто попал в фонд г-на Мэдоффа, и тех, кто надеется туда попасть.

«Одна моя подруга говорила, что не может поверить, сколько людей из нашего класса вошло в его фонд, – говорит Синтия Аренсон, одноклассница и подруга детства г-жи Мэдофф. – Ей даже стало немного завидно, и она надеялась, что Берни останется еще на день и за общим завтраком ей удастся с ним переговорить».

К счастью для подруги г-жи Аренсон, Мэдоффы на завтрак не остались. Но самой г-же Аренсон не так повезло. На фонде г-на Мэдоффа они с мужем, теперь школьным учителем в отставке, потеряли $1,2 млн. Более того, по ее словам, лет пять назад она пригласила г-жу Мэдоффу к себе домой и уговорила войти в фонд своего двоюродного брата. Инвесторами стали и некоторые друзья г-жи Аренсон; многие из них были постоянными клиентами гостиницы Borscht Belt, которая уже много лет принадлежала ее семье и работала при поддержке родителей г-жи Мэдофф. На встрече выпускников – примерно за месяц до того, как открылся обман, – г-жа Аренсон не чувствовала ничего, кроме благодарности.

«Я подошла к нему и сказала: «Я должна поблагодарить вас от себя и всей своей семьи!» – вспоминает она. – Мы были в выигрыше, а все остальные прогорели. Берни сказал, что вывел деньги фонда с рынка, как только начался обвал».

Доступ в фонд

В то время благодарность чувствовал и г-н Розенцвейг, также одноклассник г-жи Мэдофф, который присутствовал на встрече выпускников. В 2003 году он позвонил г-ну Мэдоффу и попросил совета, стоит ли вести инвестиции через некую брокерскую фирму. Они не виделись уже не один десяток лет, но г-н Мэдофф оказался крайне радушен и терпелив.

«Я решил немного схитрить и спросил «А чем именно ты занимаешься?» Конечно, я и так знал, ведь когда ваш земляк взлетает так высоко, вы знаете о его достижениях и гордитесь им. Он мне ответил. Тогда я спросил: «А ты сможешь взять и мои деньги в дело?» Он сказал: «Мне жаль, но мы не принимаем новых инвесторов вот уже четыре или пять лет. Кстати, рядом со мной сидит Руфь, хочешь с ней поговорить?»

В молодости, когда им было по 13 лет, г-н Розенцвейг даже приглашал Руфь на свидания («Пару раз сходили в кино», – вспоминает он). Они с г-жой Мэдофф ненадолго предались воспоминаниям, и тогда она сказала, что муж хочет о чем-то ему сообщить.

«Он снова взял трубку и сказал: «Послушай, Донни, мы ведь знакомы уже много лет. Я возьму тебя в фонд».

Он сообщил г-ну Розенцвейгу, что минимальный вклад составляет $2 млн. У г-на Розенцвейга не было такой суммы, и он предложил войти в долю родственникам. В конце концов, к нему присоединились его мать, брат, сестра, свояк, свояченица и 83-летний дядя.

«Мне ни на секунду не показалось, что он втягивает меня в свой фонд, – замечает г-н Розенцвейг. – Я чувствовал себя так, будто он делает мне одолжение».

 

В сборе информации принимали участие Диана Б. Энрикес и Лэндон Томас младший.

 


К содержанию



Как не упустить возможность возглавить компанию

Прощальный жест великого СЕО

Как правильно перейти к новым обязанностям

Эпоха сложных систем и легких денег

Идиоты всея Вселенной

Конец эры золотого тельца

Оценка глобальных рисков

В 2009 году мировой экономике придется туго

Тернистый путь к оздоровлению

Триумфальное возвращение Джона Мейнарда Кейнса

Наступила ли уже глобальная стаг-дефляция?

Инфляция как меньшее зло

Нереальность «реального» делового цикла

Аргументы в защиту налогово-бюджетного стимулирования

Финансовый кризис эпохи постмодерна

Китай и мировой финансовый кризис

Путь доллара: содержимое карманов американцев плавно перетекло в «карман» Китая

Спасет ли Китай мировую экономику

Взаимоотношения, укрепленные кризисом

Истоки проблем были видны заранее

Восточную Европу могут спасти совместные действия

Что правильно и что неправильно в оказании помощи банкам

По Европе катится эпоха бунтов и беспорядков

Хлопая европейской дверью

Преступление века

Учимся у Америки

Вэнь и Путин читают нотации западным лидерам

Почему 'Человек давосский' ждет спасения от Обамы

«Оценивайте полезность проекта по степени своего страха перед ним»

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления