#1(36), июль 2009 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#1(36), июль 2009 года

Спасет ли Китай мировую экономику

Борис КУШНИРУК, экономист, совладелец журнала «Мысль»

В последний год мне доводилось слышать многочисленные хвалебные оды в адрес Китая, который якобы уже в скором будущем станет главной мировой державой. Он, мол, не только не пострадает, а, наоборот, выиграет в результате мирового экономического кризиса. Особо восторженное придыхание приходится слышать при произнесении слова «Китай» в сочетании с упоминанием о его громадных золотовалютных резервах.

При всем почтительном уважении к многочисленным гуру, пропагандирующим достижения Китая и его способность вытянуть мировую экономику из глобального кризиса, позволю себе выразить некоторые сомнения по этому поводу. Более того, суждения ряда ведущих экономических экспертов и их неготовность понимать очевидные факты у меня вызывают искреннее удивление.

Давайте вначале разберемся с золотовалютными резервами Китая. Они действительно очень велики. Так, по данным Национального статистического бюро страны, в конце 2007-го золотовалютные резервы Китая достигли 1 528 млрд. долл., увеличившись на 462 млрд. долл. по сравнению с концом предыдущего года. В 2007-м этот рост был достигнут за счет положительного сальдо внешней торговли и прироста иностранных инвестиций. По итогам 2008 года золотовалютные резервы превысили 2 трлн. долл.

Однако эти резервы, несмотря на их громадный размер, вряд ли помогут Пекину. Для поддержания и стимулирования развития внутреннего производства и торговли Китай использует свою национальную валюту – юань. Золотовалютные же резервы нужны ему только для поддержания внешней торговли и стабильности курса национальной валюты по отношению к иностранным валютам. В них возникает потребность, когда платежный баланс страны становится отрицательным. Во всех иных случаях резервы не нужны.

В условиях четкой экспортоориентированной направленности экономики со значительным ежегодным положительным платежным балансом потребность в золотовалютных резервах теряет практический смысл. В ближайшие годы прирост резервов может уменьшиться, но их абсолютный размер точно не сократится. Возможно, для центробанка Китая это будет означать лишь некоторое изменение механизма эмиссии национальной валюты в экономику: вместо выкупа иностранной валюты – кредитная эмиссия.

Золотовалютные резервы не помогут Пекину решить и его внутренние проблемы. В последнее время рост ВВП Китая был ошеломляющим. По данным Национального статистического бюро, в 2003 году он составил 10%, в 2004-м – 10,1%, в 2005-м – 10,4%, в 2006-м – 11,1%, в 2007-м – 11,4%, достигнув 3 242 млрд. долл.

Во многом благодаря увеличению спроса на сырьевые товары со стороны Китая стимулировался рост мировой экономики.

Исторически экономика КНР развивалась в рамках трудоемкой модели. В условиях огромной численности трудоспособного населения – 958 млн. человек в возрасте от 16 до 64 лет – перед китайским руководством стояла задача вовлечения в производство большего числа рабочих при сохранении низкой производительности труда. При этом основной упор делался на развитие тех отраслей, где трудозатраты максимальны, а потребности в сырье и капитале ограничены. Прежде всего, это легкая и деревообрабатывающая промышленность, производство электроники и электротехники. Разумеется, такая модель предполагает низкую стоимость рабочей силы и ограниченность частного потребления. Отсюда узость внутреннего рынка и экспортная ориентация экономики.

Однако с 2005 года Китай начал переход от трудоемкой модели к капитало- и ресурсоемкой. Для этого было снижено налоговое стимулирование трудоемких отраслей, что ослабило их инвестиционную привлекательность. В итоге быстро выросли сырьевые потребности новой китайской промышленности. Кроме того, ресурсоемкий инвестиционный бум, связанный со строительством «тяжелых» мощностей, привел к потреблению Китаем более трети добываемой в мире железной руды и другого сырья. Инвестиционному буму также способствовали Олимпийские игры 2008 года.

Рост доли инвестиционного потребления сокращал долю потребления в ВВП. Вместе с тем, за счет ряда мероприятий китайского правительства, направленных на снижение налоговой нагрузки на население, и роста иностранных инвестиций, способствующего увеличению занятости, повысилось частное потребление, в том числе бензина и дизеля. Эти факторы обеспечили быстрый рост мирового потребления сырья на фоне его стагнации в развитых странах.

В рамках трудоемкой «парадигмы» Поднебесная занималась тем, чем не хотят заниматься другие, и при этом потребляла ограниченное количество ресурсов. Переход к ресурсоемкому варианту означает  двукратный рост потребности в сырье даже при неизменном объеме ВВП. Разумеется, что это не исключает рост энергоэффективности.

Однако мировой кризис и резкое сокращение спроса на не очень качественную, но дешевую китайскую продукцию вынуждает Китай отложить дальнейшую трансформацию своей промышленности до лучших времен и сворачивать соответствующие инвестиционные программы. Китайское руководство, за неимением другого выхода, возвращается к трудоемкому типу экономики.

В 2008 году был принят пакет мер, поддерживающих отрасли с низкой добавленной стоимостью – легкую промышленность, электронику и электротехнику. Для экспортоориентированных производств уже повысили ставки возврата НДС. Параллельно стимулируется внутренний спрос на товары народного потребления. Эти шаги снижают ресурсоемкий инвестиционный спрос и перспективы быстрого увеличения «промышленного» потребления сырья.

В итоге темпы китайского роста могут упасть до 2-3% в год, прирост потребления сырья – еще ниже. Учитывая эти факторы, следует ожидать существенного сокращения объемов экспорта и импорта Китая. Более того, существующая зависимость от внешней торговли, которая формирует 67% его ВВП, делает экономику страны весьма уязвимой. Учитывая, что рост цен на сырье на международных рынках в 2007-2008 годах был спекулятивным, становится очевидным: не следует смотреть на Китай как на источник значимого стоимостного роста мирового потребления товаров и услуг.

Не помогут золотовалютные резервы и внешнеэкономической активности Китая. Можно даже полагать, что он является их неким заложником. Любые резкие шаги по изменению структуры резервов способны еще больше дестабилизировать мировую экономику, что неминуемо ударит по китайскому экспорту.

Не секрет, что основная часть золотовалютных резервов Китая вложена в государственные ценные бумаги правительства США. Несмотря на их отрицательную доходность (реальная инфляция выше номинальной доходности), Китай не может их продать. Попытка реализации treasury bills США хотя бы на пару десятков миллиардов долларов может обернуться полным обрушением рынка этих бумаг с соответствующим обесцениванием существующих активов в долларах. К тому же, это приведет к сокращению спроса на китайскую продукцию в США. И хотя доля американских потребителей в общем объеме китайского экспорта составляет лишь 19%, но следует учитывать, что торговлю со странами ASEAN и Южной Кореей Пекин также ведет в долларах. Существенное снижение курса доллара по отношению другим валютам, в том числе и к юаню, ухудшит возможности китайского экспорта в эти страны и создаст дополнительные стимулы для импорта. А с этими государствами у Китая и так отрицательный торговый баланс.

Использовать золотовалютные резервы для покупки дешевеющих компаний в США и Европе Китаю также не выгодно. Мало того, что это может вызвать подозрения в гегемонистских амбициях – такие приобретения чаще всего окажутся бессмысленными. В этом случае Пекин восстанавливал бы мощь потенциальных конкурентов китайских производителей, в чем он вряд ли заинтересован.

Вывод из всего этого прост. Китай уже является частью глобальной экономики, поэтому мировой кризис затрагивает и его. Учитывая структуру экономики страны, ее высокую энергоемкость, низкую долю добавленной стоимости, можно предположить, что этот кризис для Китая будет не менее тяжелым, чем для развитых стран. И выходить из него Пекин будет вместе с ними и благодаря им.


К содержанию



Как не упустить возможность возглавить компанию

Прощальный жест великого СЕО

Как правильно перейти к новым обязанностям

Эпоха сложных систем и легких денег

Идиоты всея Вселенной

Конец эры золотого тельца

Оценка глобальных рисков

В 2009 году мировой экономике придется туго

Тернистый путь к оздоровлению

Триумфальное возвращение Джона Мейнарда Кейнса

Наступила ли уже глобальная стаг-дефляция?

Инфляция как меньшее зло

Нереальность «реального» делового цикла

Аргументы в защиту налогово-бюджетного стимулирования

Финансовый кризис эпохи постмодерна

Китай и мировой финансовый кризис

Путь доллара: содержимое карманов американцев плавно перетекло в «карман» Китая

Спасет ли Китай мировую экономику

Взаимоотношения, укрепленные кризисом

Истоки проблем были видны заранее

Восточную Европу могут спасти совместные действия

Что правильно и что неправильно в оказании помощи банкам

По Европе катится эпоха бунтов и беспорядков

Хлопая европейской дверью

Преступление века

Учимся у Америки

Вэнь и Путин читают нотации западным лидерам

Почему 'Человек давосский' ждет спасения от Обамы

«Оценивайте полезность проекта по степени своего страха перед ним»

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления