#1(53), январь 2014 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#1(53), январь 2014 года

Финансовый пожар в следующий раз

Роберт ШИЛЛЕР, Prodject Syndicate

Если мы и научились чему-то с тех пор, как разразился мировой финансовый кризис в 2008 году, так это тому, что предотвратить еще один ‑ не такая простая работа, как большинству могло показаться. Мало того, что эффективные действия по предотвращению кризисов требуют полной перестройки наших финансовых институтов посредством творческого применения принципов надлежащего финансирования; для этого также необходимо, чтобы политики и их избиратели одинаково понимали эти принципы.
Сегодня, к сожалению, такое понимание отсутствует. Решения слишком техничны для большинства новостных сводок, предназначенных для широкой публики. И пока людям нравится слышать о том, как финансовых лидеров «осаживают» или «наказывают», они не настолько полны энтузиазма, чтобы просить этих людей расширить или улучшить управление финансовыми рисками. Но, поскольку вокруг существующих институтов и методов образовались группы особых интересов, мы, по сути, застряли с ними и мало что можем сделать.
Финансовый кризис, который продолжается до сих пор, был во многом спровоцирован бумом и крахом цен на жилье, которые предшествовали ему в течение нескольких лет (цены на жилье достигли своего пика в Соединенных Штатах в 2006 году). Во время докризисного бума покупатели недвижимости были склонны к активному заимствованию для финансирования недиверсифицированных инвестиций в приобретение одного дома, в то время как правительство предоставляло гарантии ипотечным инвесторам. В США это происходило через неявные гарантии активов, принадлежащих Федеральной жилищной администрации (FHA) и ипотечным агентствам Fannie Mae и Freddie Mac.


На заседании, которое я возглавлял на недавней встрече Американской экономической ассоциации в Филадельфии, участники обсуждали, насколько трудно добиться какой-либо разумной реформы от правительств во всем мире. В докладе, представленном на заседании, Эндрю Кэплин из Нью-Йоркского университета говорил о недостаточном общественном интересе или понимании растущих рисков, связанных с FHA, которая выдавала гарантии по частным выданным ипотечным кредитам с момента ее создания во время жилищного кризиса 1930-х годов.
Участник дискуссии Джозеф Джиурко из Уортонской школы поддержал мнение Кэплина. В своем собственном исследовании 2013 года Джиурко приходит к выводу, что FHA, чей фактический уровень заемных средств составляет 30 к одному по гарантиям по жилищным ипотекам, которые сами используют заемные средства в соотношении 30 к одному, находится «ниже ватерлинии» на сумму в десятки миллиардов долларов. Он предлагает, чтобы FHA была закрыта и заменена на субсидируемую программу экономии, которая не будет конкурировать с частным сектором в оценке ипотечного риска.
Подобным образом, Кэплин заявлял в 2010 году перед Комитетом Палаты представителей по финансовым услугам, что FHA представляет серьезный риск, а год спустя член FHA Дэвид Стивенс говорил тому же Комитету: «Нам не понадобится финансовая помощь». Исследование Кэплина, очевидно, не слишком нравилось чиновникам FHA, которые были враждебно к нему настроены и отказались предоставить нужные ему данные. Каждый год с тех пор FHA недооценивала свои потери, объявляя, тем не менее, о своем благополучии. Наконец, в сентябре она была вынуждена искать помощи у правительства.


На заседании я спросил Кэплина о его достижениях, начиная с его участия в 1997 году в написании книги «Жилищные партнерства», в которой предлагалось давать покупателям разрешение на покупку только части дома, снижая тем самым их риски и не подвергая рискам налогоплательщиков. Если бы эта инновационная идея была реализована, она бы сократила степень использования заемных средств домовладельцами. Но поскольку в то время это был ипотечный рынок с высокой долей заемных средств, который способствовал началу финансового кризиса 11 лет спустя, эта идея, по его словам, не пользовалась успехом нигде в мире.
Почему нет, спросил я. Почему творческие люди вместе со своими юристами не могут просто создать такие партнерства для самих себя? Ответ, сказал он, непростой; но, по крайней мере, в США, одна серьезная проблема принимает угрожающие размеры: отказ Налогового управления США выдвинуть постановление о том, как такие договоренности по управлению риском будут облагаться налогом. Учитывая вытекающую из этого неопределенность, никто не настроен проявлять творчество.
Между тем, существует сильная общественная потребность – гневная и срочная – в том, чтобы правительство дало свой ответ, как предотвратить очередной кризис и положить конец проблеме «слишком больших, чтобы обанкротиться», финансовых институтов. Но политическая реальность такова, что государственные чиновники не располагают достаточными знаниями и стимулами, чтобы провести реформы, которые эффективны, но сугубо техничны.


Например, одной из реформ, принятых в США, чтобы помочь решить проблемы «слишком больших, чтобы обанкротиться», стало правило удержания риска, предусмотренное Законом Додда Фрэнка 2010 года. Чтобы гарантировать, что институтам, проводящим секьюритизацию ипотеки, тоже есть что терять, они обязаны удерживать интерес к 5% ипотечных ценных бумаг, которые они создают (если у них нет права на исключение).
Но в другом докладе, представленном на нашем заседании, Пол Виллен из Федерального резервного банка Бостона заявил, что введение такого ограничения вряд ли окажется лучшей мерой из тех, что может предложить правительство, чтобы улучшить функционирование финансовых рынков. Инвесторы уже знают, что у людей есть более сильные стимулы лучше управлять рисками, если они имеют некоторую заинтересованность в этом риске. Но инвесторы также знают, что другие факторы могут компенсировать преимущества удержания риска в отдельных случаях. Но то, как можно сбалансировать эти соображения, находится выше понимания правительства.


Самой фундаментальной реформой рынков жилья остается та, которая сокращает избыточные задолженности домовладельцев и отсутствие диверсификации. В моем собственном докладе на заседании я обратился к идее правительства, которое поощряет частные выданные ипотечные кредиты с заранее запланированным урегулированием, тем самым страхуя их от опасности оказаться «ниже ватерлинии», если цены на жилье упадут. Как и жилищные партнерства, это стало бы фундаментальной реформой, поскольку она бы решала ключевые проблемы, которые лежат в основе финансового кризиса. Но стимулы для такой реформы со стороны существующих групп интересов или средств массовой информации отсутствуют.
Один из участников дискуссии, Джозеф Трейси из Федерального резервного банка Нью-Йорка (и соавтор книги «Жилищные партнерства»), лаконично сформулировал проблему: «Борьба с огнем смотрится эффектнее, чем предотвращение пожара». Точно так же, поскольку и большинство людей больше заинтересовано в историях о пожарах, нежели в химических составах антипиренов, им интереснее истории о финансовых провалах, нежели о мерах, которые были приняты, чтобы их предотвратить. С таким подходом счастливого конца не будет.


К содержанию


Мировая экономика в 2014 году

Финансовый пожар в следующий раз

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления