#3, апрель 2006 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#3, апрель 2006 года

Рынки развивающихся стран сильны. Пока что

Пять лет назад упоминание о рынках развивающихся стран вызывало единственный вопрос: а зачем с ними вообще связываться?

Кристофер БРАУН-ХЬЮМЗ, Financial Times

Теперь же глобальные инвесторы задаются вопросом: можно ли позволить себе игнорировать их?
Повсюду видны признаки того, что инвесторы, в погоне за прибылью раскидывающие свои сети все шире и шире, уже не рассматривают развивающиеся страны как «крайний
случай».
В течение последних нескольких лет акции и облигации развивающихся стран приносили гораздо больше прибыли, чем ценные бумаги развитых стран. После провальной второй половины 1990-х, потоки инвестиций в развивающиеся страны, а также стоимость облигаций достигли своего рекордного уровня.
Последним свидетельством зрелости этих рынков можно считать продекларированную Бразилией и Венесуэлой готовность завершить выплаты по Brady bonds («облигации Брэйди») общей стоимостью в миллиарды долларов, то есть именно по тем облигациям, за которыми закрепилась стигма, связанная с прошлыми финансовыми кризисами.
Однако возникает вопрос: системный или временный характер имеет экономическое возрождение развивающихся стран? История знает экономические бумы, закончившиеся в итоге сильными потрясениями, такими как кризис 1994 года в Мексике, кризис 1997 года в странах Азии или кризис 1998 года в России. Эти события продемонстрировали уязвимость такого подъема, его зависимость от экономической ситуации в других странах, повышения степени неприятия риска или снижения глобальной ликвидности.
Однако нынешний бум кажется достаточно длительным. В 2003 —
2005 годах доля рынков развивающихся стран как минимум удвоилась, а совокупный доход составил 165%, в частности, в странах Восточной Европы — 226%, в Латинской Америке — 265% и в Азии (без учета Японии) — 122%.
«Вопрос в том, удастся ли им зафиксировать положительный доход четвертый год подряд, впервые с 1988 года, когда начали рассчитывать индекс MSCI», — говорит Джордж Хоуг, стратег инвестирования в рынки развивающихся стран State Street Global Advisors. Он отмечает, что развивающиеся страны, несмотря на их нынешний взлет, все еще пользуются 24-процентной скидкой при определении индекса MSCI в счет будущих поступлений.
Ситуация с облигациями развивающихся стран не менее примечательна. Если в начале 2000 года разница между ними и облигациями Казначейства США, согласно рейтингу JPMorgan EMBI+ (Emerging Market Bond Index Plus), составляла 756 базовых пунктов, то уже в этом году — 191 пункт. Показатель Колумбии, известной не столько своей кредитоспособностью, сколько наркоторговлей и партизанским движением, всего на 158 базовых пунктов выше показателя облигаций Казначейства США. Чем больше разница, тем большую компенсацию рассчитывают получить инвесторы за риск, связанный с приобретением таких обли-
гаций.
Одной из причин популярности активов развивающихся стран является глобальная ликвидность, при которой обильные денежные запасы ищут себе хоть какое-нибудь применение. Однако в этом случае, кроме связи между спросом и предложением, возможной причиной могут быть перспективные экономические преобразования во многих развивающихся странах.
В конце 1990-х годов перед этими странами стоял целый ряд сложных проблем: дефицит торгового баланса, дефицит бюджета, завышенный курс национальной валюты, малый объем валютных запасов. На корпоративном уровне балансы нередко были неудовлетворительны, бухгалтерия — непрозрачной, а система управления — недееспособной.
Сегодня же ситуация выглядит иначе. Роберт Паркер, вице-президент Credit Suisse Asset Management, объясняет это так: «Развивающиеся страны располагают значительным положительным сальдо по текущим расчетам, достаточно крупными резервами, курсы национальных валют несколько занижены, и, вдобавок, их рынки были открыты для прямого инвестирования из-за рубежа».

 

 

Пенсионные фонды самих развивающихся стран все больше денег вкладывают в ценные бумаги национальных предприятий

Кингсмилл Бонд, главный специалист по глобальной стратегии инвестирования в развивающиеся страны Deutsche Bank, придерживается того же мнения: «Основная причина успеха развивающихся стран в том, что они сами разобрались со своими проблемами». Он также отмечает, что если десять лет назад в развивающихся странах дефицит текущих счетов составлял около 2% ВВП, то сейчас, наоборот, имеет место профицит в размере тех же 2%. Также за последние десять лет средний показатель фискального дефицита снизился с 3% до 1% ВВП, а уровень инфляции упал с 14% до 4%.
Регулярная корректировка международных рейтингов государственных долгов развивающихся стран подтверждает факт выздоровления их экономик. Темпы экономического роста в Китае, Индии, Бразилии и России ломают существующие стереотипы. Во всех этих странах наблюдается развитие среднего класса и накопление средств, и как результат — повышение спроса на потребительские товары.
Изменения оказались настолько успешными, что Джим О’Нил, ведущий международный экономист Goldman Sachs, считает: определение «развивающиеся» в отношении этих стран в настоящее время уже неверно. «Разделение стран на развитые и неразвитые сегодня попросту некорректно. В плане внешнего долга развивающиеся страны сильно укрепили свои позиции. Многие из них являются объектами долгосрочных капиталовложений и проводят масштабные экономические реформы».
Очевидно, что такая ситуация заинтересовала множество пенсионных и хеджевых фондов, а также мелких инвесторов. По данным бостонского агентства Emerging Portfolio Fund Research, в 2005 году объем вложений в акции развивающихся стран составил рекордные 20,3 млрд. долл., то есть в пять раз больше по сравнению с 2004-м. Кроме того, американские инвесторы впервые в истории вывели часть своих вложений из США с тем, чтобы направить их в развивающиеся страны. Объем инвестиций в акции развивающихся стран в январе 2006 года составил 11,4 млрд. долл., то есть уже больше половины вложений за весь прошлый год, а в первую неделю февраля был зафиксирован новый рекорд — 3,3 млрд. долл. Объем вложений в облигационные фонды развивающихся стран в прошлом году составил 10,1 млрд. долл.
Этому примеру последовали и многие международные пенсионные фонды. Крупный голландский пенсионный фонд ABP увеличил свои инвестиции в развивающиеся страны с 1% своего баланса в 2002 году до 3% в 2003—2004 годах. Следует отметить, что и пенсионные фонды самих развивающихся стран все больше денег вкладывают в ценные бумаги национальных предприятий.
Однако прежде чем большинство инвесторов устремится на рынки развивающихся стран, необходимо отметить такую тенденцию: данные Mellon Analytical Solutions свидетельствуют, что за последние десять лет дивиденды по акциям развивающихся стран составляли в среднем 5,8% в год, что является более низким результатом по сравнению с акциями США и стран Европы и уступает даже дивидендам по индексированным облигациям, составившим 7,9%. Как показывает опыт, выбор момента для инвестирования является ключевым. Вложение в развивающиеся страны, сделанное в 1994 году, обернулось бы катастрофой, поскольку в период с 16 сентября 1994 года по 11 марта 2003 года индекс MSCI для развивающихся стран снизился на 54%, уступив индексу S & P 500 за тот же период 73%. Бонд так охарактеризовал эту ситуацию: «Вплоть до 2002 года класс активов последовательно и постоянно уничтожал их стоимость».
Возможно ли, что такое произойдет снова? Действительно, существуют циклически повторяющиеся угрозы. Бум товарных цен сильно ударил по крупнейшим из развивающихся стран, включая Россию, Бразилию, Чили и ЮАР, и если он повторится, пострадают экспорт и фондовые биржи этих стран. Экономика стран Азии, являющихся крупными импортерами нефти и потребительских товаров, пострадает не меньше. Многие аналитики отдают предпочтение акциям стран Азии, поскольку курсы их национальных валют занижены.
Однако перед странами Азии стоят свои проблемы. В последние годы очень выросла их зависимость от экспорта в США, и если уровень потребления в Штатах снизится — по причине роста цен на энергоносители, стагнации рынка жилья или роста процентных ставок, то на экономике стран Азии это отразится незамедлительно.
Дэвид Бауэрс, главный стратег глобальных инвестиций компании Merrill Lynch, говорит следующее: «Опасность заключается в том, что инвесторы, ослепленные кажущимися перспективами, забывают учитывать цикличность рисков. Неизвестно, как отреагируют рынки развивающихся стран, если в США снизится спрос на потребительские товары, ведь их успешность непосредственно определяется тем, что они являются звеном в потребительской цепи США».
Возникает также вопрос, какой эффект для развивающихся стран будет иметь снижение ликвидности на фоне продолжающегося роста процентных ставок во всем мире, так как прежде именно низкий уровень процентных ставок не только определил больший приток капитала на их рынки, но и позволил уменьшить стоимость займов и реструктуризировать долги.
Исторически, повышение ставок по краткосрочным кредитам в США всегда приводило к уменьшению объема инвестиций в развивающиеся страны. Поскольку в результате последнего вмешательства Федерального резерва в процесс определения ставок этого пока не произошло, очевидно, следует сделать вывод, что цикл пока еще не завершен. Так или иначе, процентные ставки европейских банков продолжают расти, а центральный банк Японии (Bank of Japan) планирует отменить действие нулевой ставки в течение этого года. В результате, возможное увеличение степени неприятия риска негативным образом скажется на экономической ситуации в развивающихся странах.

 

 

 

 

Бум товарных цен сильно ударил
по крупнейшим
из развивающихся стран, включая Россию, Бразилию, Чили и ЮАР, и если он повторится, пострадают экспорт
и фондовые биржи этих стран

Последнее станет очевидным, если рынки постигнет какое-либо глобальное потрясение — очередная террористическая атака, конфликт вокруг ядерной программы Ирана или дефолт в Китае. В таком случае, будет ли упадок в экономике развивающихся стран повторять динамику стран развитых или же он, как это уже происходило в прошлом, окажется гораздо серьезнее? По мнению  Паркера, на этот раз развивающиеся страны должны выстоять: «Сейчас на этих рынках гораздо меньше спекулятивного иностранного капитала, а экономический фундамент гораздо более устойчивый».
Есть основания полагать, что это утверждение верно. Развивающиеся страны стараются уменьшить свою зависимость от иностранных кредитов и частично обезопасить свои национальные валюты — политика Бразилии и Венесуэлы в последнее время является лучшим примером. Все чаще облигации развивающихся стран выпускаются в национальной валюте, что, само по себе, является признаком выздоровления экономики. «Инвесторы демонстрируют готовность принять как кредитные риски, так и риски, связанные с валютными курсами», — считает Дэвид Бирс, главный менеджер по вопросам национальных рейтингов Standard & Poor’s.
Впрочем, пока еще слишком рано с уверенностью говорить, что на этот раз ситуация сложится иначе, поскольку не далее как в феврале был отмечен массовый сбыт национальных валют развивающихся стран — от бразильского реала до польского злотого, вызванный явно не беспокойством за состояние экономики Исландии.
Марк Мобиус, президент Templeton Emerging Markets Fund, является одним из тех людей, кто не уверен в способности развивающихся стран противостоять серьезным экономическим или политическим потрясениям: «Эти рынки гораздо более чувствительны, поскольку сами они меньше, а доля иностранного капитала на них — больше. Вполне можно ожидать утечку капитала на рынки США и развитых стран Европы».
Мобиус, чьи исследования рынков развивающихся стран в начале 1990-х годов принесли ему славу «Индианы Джонса в инвестировании», также считает: «Определяющей характеристикой развивающихся рынков является не уровень реальных доходов, а политическое устройство и степень коррупции». Перед многими развивающимися странами по-прежнему стоят серьезные проблемы в этой области.
Однако нынешнее поколение инвесторов демонстрирует способность сохранять спокойствие даже тогда, когда политические страсти просто кипят. Несмотря на введение в феврале этого года в Маниле чрезвычайного положения в связи с попыткой государственного переворота, иностранные инвесторы продолжали покупку акций Филиппин как ни в чем не бывало, а в Таиланде, вопреки политической неразберихе вокруг премьер-министра страны Таксина Шинаватры, цены на акции не испытали ни малейших колебаний.
Подобная невозмутимость может свидетельствовать о чрезмерной глобальной ликвидности, однако может быть и признаком растущей компетентности инвесторов, дающих оценку рынкам, исходя из собственных конкретных экономических и корпоративных перспектив, а не из предположений, что изменение ситуации в отдельно взятой стране способно отразиться на экономике в глобальном масштабе.
ЖИЗНЬ БЫЛА ЛУЧШЕ
СТО ЛЕТ НАЗАД
Джоанна Чунг пишет, что приток капитала на рынки развивающихся стран в последние несколько лет не может идти ни в какое сравнение с объемами инвестиций в начале прошлого века. «Развивающимся странам не следует думать, что нынешние вложения являются такими уж крупными. В историческом масштабе они едва ли не ничтожны», — говорит Ричард Куксон, стратег группы HSBC.
По его словам, в XIX веке британский инвестор в среднем около 25% инвестиций делал в экономику развивающихся стран. Для сравнения, в последние годы институциональные инвесторы США вкладывают в иностранные ценные бумаги в лучшем случае 10%, из них меньшую часть — в ценные бумаги развивающихся стран.
Потоки капитала в конце XIX века представлялись также более эффективными. «Тенденции к глобализации были более действенными в плане распределения капитала, поскольку деньги двигались в правильном направлении — из развитых стран в развивающиеся», — говорит Майк Бьюкенен, эксперт компании Goldman Sachs. По его словам, сейчас глобальная финансовая система работает в обратную сторону, и денежные потоки идут из таких стран, как Китай, в США.
Согласно результатам исследования, проведенного Goldman Sachs, общая стоимость кредитных обязательств развивающихся стран в конце XIX — начале XX века была также достаточно высокой. В частности, в 1905 году на Лондонской фондовой бирже она составила около 1 млрд. фунтов стерлингов, что равнялось приблизительно 12% валового продукта в мире. Для сравнения, в 1999 году аналогичный показатель составил 1,2 трлн. долл., или 2,7% мирового валового продукта. Результатом роста привлекательности рынков развивающихся стран стало увеличение объема кредитных обязательств до 5,5 трлн. долл. в 2005 году, что, как и сто лет назад, составило 12% мирового валового продукта.

 

 

 

 

В XIX веке британский инвестор в среднем около 25% инвестиций делал
в экономику развивающихся стран. Инвесторы США вкладывают
в иностранные ценные бумаги
в лучшем случае 10%

Сто лет назад Великобритании принадлежала почти половина ино-странных инвестиций на срок более одного года, напоминает  Бьюкенен, из них 30% были вложены в долговые обязательства правительств других стран, 40% — в железнодорожные компании, 10% — в горнодобывающую промышленность и 5% — в сферу энергоснабжения. На тот момент одной из крупнейших развивающихся стран были США, кроме того, особенно привлекательными странами с точки зрения инвестирования считались Австралия, Австро-Венгрия, Египет, Мексика, Россия и Турция.
Дефолт был обычным явлением, однако многочисленные риски компенсировались возможностью получения высоких доходов. Инвесторы покупали неоплаченные железнодорожные облигации в Аргентине и Боливии. Бразилия продавала облигации, обеспечиваемые налогами на экспорт и будущей прибылью от эксплуатации железных дорог, с тем, чтобы финансировать закупку вагонов, проведение линий электропередач и даже выравнивание ландшафта в месте, где предполагалось проложить колею. Большинство железнодорожных систем в мире были построены за счет капитала Великобритании и других европейских стран.
Конец мощным финансовым потокам положили Первая мировая война и, кроме того, усиление государственного протекционизма и административного регулирования валютных курсов. Потребовалось немало времени для возрождения энтузиазма среди инвесторов.
ЭКЗОТИЧЕСКАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ НЕБОЛЬШИХ РЫНКОВ
В мире осталось совсем не так много стран, находящихся вне поля зрения глобальных инвесторов, пишет Тони Тасселл. Инвесторы стараются диверсифицировать свои вложения и обращают все больше внимания на небольшие развивающиеся страны вроде Литвы или Перу.
«Очевидно, что присутствие инвесторов на рынках развивающихся стран выросло», — говорит Брэд Дюрэм, управляющий Emerging Portfolio Fund Research — консультационной компании, отслеживающей движение активов около 900 фондов общей стоимостью 590 млрд. долл.
По его словам, некоторые фонды проявляют находчивость, занимая прочные позиции на сравнительно менее ликвидных рынках, как, например, Шри-Ланка, с целью повышения производительности ценных бумаг.

 

 

 

Некоторые фонды проявляют находчивость, занимая прочные позиции
на сравнительно менее ликвидных рынках,
как, например,
Шри-Ланка,
с целью повышения производительности ценных бумаг

По данным Emerging Portfolio Fund Research, в прошлом году более всего преуспел в этом State Street Global Advantage Emerging Markets Fund, чьи активы оцениваются в 294 млн. долл. С учетом прибыли, составившей в 2005 году 63,6%, самыми большими, по результатам года, оказались активы фонда в Турции — 13,5%, России — 12,4% и на Филиппинах — 9%. Дюрэм отмечает, что даже в такой в высшей степени неликвидный рынок, каким является рынок Шри-Ланки, фонд вложил 6,5% своих активов.
Гэри Климан, глава исследовательской компании Kleiman International Consultants, считает, что чем обширнее будет присутствие инвесторов на сравнительно больших и более ликвидных рынках развивающихся стран, тем выше окажется стоимость ценных бумаг этих стран. Это обстоятельство и подтолкнуло многих специалистов к поискам прибыли на меньших рынках.
Подтверждение этому можно найти в увеличении потока инвестиций в сравнительно небольшие страны — от Колумбии до Пакистана и Ливана. Пожалуй, только Африка, за исключением ЮАР и стран Северной Африки, таких как Египет, для большинства инвесторов представляется недостаточно перспективным регионом для вложений. В частности, по данным Emerging Portfolio Fund Research, в прошлом году объем инвестиций в такие страны, как Гана и Кения, составил всего лишь 2 и 1 млн. долл. соответственно.
В других регионах объемы инвестирования могут быть по-прежнему небольшими — например, в прошлом году в Шри-Ланке этот показатель составил не более 18 млн. долл., однако сам факт вложения позволяет этим странам надеяться на лучшее будущее, чем предсказывали многие аналитики. Кроме того, благодаря приходу на их рынки иностранных инвесторов местным компаниям стало проще выйти на крупные международные рынки.
Некоторые малые страны опасались повторения опыта Южной Америки, когда в результате либерализации 1990-х годов местные компании стали наращивать капитал, размещая долговые обязательства в США. Таким образом, ликвидность этих обязательств вскоре определялась исключительно в США. По оценке Марио Эпельбаума, управляющего компании Morgan Stanley, депозитные свидетельства США составляют сейчас 52% рынка ценных бумаг в странах Латинской Америки. При этом он отмечает, что в последнее время доля депозитных свидетельств США в таких странах, как Бразилия и Чили, значительно уменьшилась.
Для многих крупных компаний в небольших странах выход на международные рынки — Нью-йоркскую или Лондонскую биржи — крайне важен для наращивания собственного капитала, однако перед компаниями поменьше такая проблема не стоит, тем более, если это сопряжено с необходимостью выполнять требования закона Сарбанес-Оксли (Sar-banes-Oxley Act).
«На месте малой или средней компании вам было бы ни к чему выходить на международный рынок ради увеличения капитала. На небольшом региональном рынке у вас гораздо больше шансов привлечь к себе внимание и обеспечить ликвидность», — утверждает Андрей Скета, вице-президент Люблянской фондовой биржи.                                                    
 


К содержанию



Как погубить творческий подход

Офис стратегического управления

Преимущества и проблемы

Какой бывает кризис

Билатеральная модель организации компании

Продуктивность зон безопасности

Психологические тесты на службе у работодателей

Организация нового типа

Московская методологическая школа

Новый год: выбрасываем директора из окна?

В поисках невидимки

Теория четырех ресурсов

В поисках справедливой глобализации

Обзор страновых рисков

Незыблемая система мировой торговли бросает вызов лжепророкам

Рынки развивающихся стран сильны. Пока что

Возрождение национализма,

Мудрость или старческое слабоумие?

Король Google будет править миром

Утечка информации из Google: прогнозируется резкое падение темпов роста выручки

Капризы погоды

Границы, закрытые для бизнеса

После потопа

Япония возвращается из небытия

Япония застыла в индустриальной стадии

Китайские потребители

Странные участки

Волна слияний в Европе

Успешное слияние: как преодолеть культурные различия

Как инвестировать на рынке искусства

Путь к развитию

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления