#3, апрель 2006 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#3, апрель 2006 года

Япония возвращается из небытия

Питер ЛИ, Euromoney

Япония пережила пятнадцатилетний период стагнации — за это время возможность для введения целого поколения финансовых новаций была утрачена. И вот вдруг инвестиционные банкиры начинают потирать руки в предвкушении того, как они смогут помочь финансовым рынкам наверстать упущенное. Некоторые считают Японию развивающимся рынком с капитализацией в 500 трлн. долл.
Восемнадцать месяцев назад друзья Брайана Маккаппина были обеспокоены его судьбой. По какой-то странной причине английский инвестиционный банкир решил оставить известное своим могуществом европейское подразделение долговых обязательств Citigroup и перейти на новую работу в подразделение ценных бумаг с фиксированным доходом в Nikko Citigroup, Токио. Его главная задача: ввести фирму в тройку ведущих торговцев обязательствами правительства Японии. Для его руководства это прозвучало одновременно и слишком ответственно, и скучно — исключительно гнетущее сочетание.
«Они мне сказали, что я, наверное, совсем свихнулся, если оставляю Европу на этом этапе карьеры», — отметил он.
За пятнадцать лет стагнации, прошедших после того как японский спекулятивный «мыльный пузырь» лопнул, страна практически исчезла с ментальной карты мира целого поколения инвестиционных банкиров. Для Маккаппина это означало, что решительные, быстрые шаги по реструктуризации японского бизнеса ценных бумаг с фиксированным доходом вполне «неяпонскими» методами быстро дадут результат.
 За короткий срок Nikko Citigroup существенно продвинулся вверх в турнирной таблице торговцев правительственными обязательствами и андеррайтеров первичного рынка. Единственный вопрос состоял в том, заметил ли это кто-либо внутри банка и вне его.
Даже сейчас, после того как японский фондовый рынок вырос на целых 40% в течение 2005 года, после окончания периода дефляции, все еще продолжает бытовать мнение, что Япония — такая себе финансовая «тихая заводь», которая уж точно не место для полного амбиций инвестиционного банкира.

 

 

 

 

Снижение затрат
на обслуживание долга и повышение производительности позволило многим компаниям значительно снизить точку безубыточности

Это мнение в корне неверно. Хотя прошлогодний скачкообразный рост индекса Nikkei свидетельствует, что большая часть «легких денег» уже заработана, и, несмотря на неожиданный шквал продаж, сопровождавших рейд прокуратуры на медиа-компанию Livedoor в середине января, времена бума в Токио еще не прошли. В действительности они, возможно, только начинаются.
Кенджи Фуджита — соглава подразделения слияний и поглощений банка Morgan Stanley в Японии — говорит: «Перспективы никогда не были более многообещающими. Рынок операций по слиянию и поглощению в Японии продолжает расти, доходы увеличиваются, перспективы поступления новых заказов лучше, чем когда-либо, мы набираем новый персонал и оптимистично настроены относительно наших перспектив в кратко- и среднесрочном плане».
На протяжении последних десяти лет доля японских операций в стандартном глобальном портфеле инвестиционного банка в сфере слияния и поглощения была нестабильной и составляла от 0 до 5%. В течение следующих двух лет доля японских операций по объему сделок и по их доходности составит 15-20%. Рынки капитала будут переживать что-то подобное.
«Зачастую вторичный ранок запоздало реагирует на события на первичном рынке. Это даже хорошо, что японские корпоративные игроки не ринулись в попытке воспользоваться тенденцией к росту и выпускали капитал просто так, чтобы считалось. В отличие от периода конца 1980-х годов они понимают, что акционерный капитал — это не просто «дешевые деньги», они осознают, что им следует думать о рентабельности», — отмечает Мики Нийяма, глава подразделения рынков акционерного капитала банка UBS в Токио.
По ее словам, хорошая новость состоит в следующем: «Мы являемся свидетелями возрождения интереса к привлечению капитала в инвестиционных целях. Я твердо убеждена, что и объем первичного рынка, и размер фонда гонораров от этой деятельности в последующие годы существенно возрастут».
РАЗВИВАЮЩИЙСЯ РЫНОК С КАПИТАЛИЗАЦИЕЙ
В 500 ТРЛН. ДОЛЛ.
На рынках ценных бумаг с фиксированным доходом и долгового капитала многие приемы и продукты, впервые внедренные в США и Европе на протяжении последних десяти лет, в настоящее время могут быть впервые применены на практике в Японии.
Секьюритизационные сделки только начинают набирать обороты. Ожидается рост финансирования проектов в сфере недвижимости без права регресса и операций по слиянию и поглощению с помощью заемных средств от очень низкой базы исчисления. Спрос на структурированные инвестиции со стороны японских институций, частых клиентов банков и даже дистрибьюторов банковских продуктов среди зажиточных слоев возрастет, что позволит оптовикам применить свои деривативы на всех базовых рынках. Японские банки познают искусство управления капиталом и кредитным портфелем.
В некотором смысле Япония — развивающийся рынок, хотя это страна с 500-триллионной экономикой. Японские компании на протяжении последних десяти лет были настолько заняты борьбой за выживание, уменьшением доли долгового финансирования и оптимизацией балансов, что у них не было достаточно времени для анализа ряда сложных финансовых приемов, введенных банкирами в оборот на других, развитых рынках, уже не говоря об их применении. Хотя, как кажется, возросло осознание важности повышения акционерной стоимости, отсутствуют признаки обсуждения в управленческих кругах более тонких моментов, таких, как взвешенная средняя стоимость капитала и его оптимальная структура. В эпоху дефляции использование заемных средств не имело особого смысла. Сейчас ситуация изменилась.
В течение последующих двух-трех лет перед инвестиционными банкирами откроются широкие возможности внедрить в Японии такие инструменты, как секьюритизация, структурированное финансирование, мезонинный долг, высокодоходные облигации, кредитные деривативы, а также всевозможные формы акционерного финансирования, акционерных деривативов и корпоративных финансовых продуктов, использующихся для финансирования слияний и поглощений. Способные и преданные делу смогут быстро увеличить свою долю на рынке.
«ЛОЖНЫЙ РАССВЕТ» ИЛИ РАСТУЩИЕ НАДЕЖДЫ
Почему же этот последний период возрождения должен оказаться более продолжительным, чем те проблески жизни, что появлялись в экономике и на рынках Японии в течение последних пятнадцати лет и затем быстро исчезали?
Это связано с тем, что японские корпорации наконец-то смогли избавиться от трех излишеств эпохи «мыльного пузыря» — излишних мощностей, излишней рабочей силы и излишней задолженности. Показатель интенсивности использования заемных средств в корпоративном секторе сейчас снизился до уровня, который в последний раз был зафиксирован до возникновения первого «мыльного пузыря» на фондовом рынке в 1980-х. Усредненный показатель использования заемных средств компаний, внесенных в листинг Токийской фондовой биржи, упал с 240% в начале 1990-х до 110% в начале этого года. У трети японских компаний, внесенных в листинг, объем задолженности незначителен или она вообще отсутствует.
Снижение затрат на обслуживание долга и повышение производительности позволило многим компаниям значительно снизить точку безубыточности. Объем денежных потоков значителен, прибыли растут, балансовые отчеты в нормальном состоянии, высший менеджмент настроен оптимистически.
Когда высшие управленцы возвращаются к действительности, выходя из тьмы, охватившей страну пятнадцать лет назад, они видят вокруг процветающую экономику, которая сначала пережила бум, связанный с повышенным спросом на импорт сырья со стороны Китая, однако теперь поддержание ею высоких оборотов все больше связано с ростом внутреннего спроса, капитальными инвестициями компаний, модернизирующих основные фонды, для улучшения состояния которых ничего не делалось более десяти лет, а также растущим спросом со стороны рабочей силы, которая все более избирательно относится к предложениям, связанным с полной занятостью, и извлекает доход в результате роста стоимости активов.
РАСТУЩИЙ ВНУТРЕННИЙ СПРОС
Те, кто продолжает рассчитывать на дальнейший рост японской экономики, обеспокоены ее подверженностью возможному внешнему шоку, например, снижению темпов экономического развития в Китае или США. Однако те, кто так считает, преувеличивают зависимость страны от экспорта. Сегодня внутренний спрос — основной фактор роста прибылей корпоративного сектора. Тетсуфуми Ямакава, управляющий директор группы экономических исследований Goldman Sachs в Токио, прогнозирует рост номинального ВВП на 3% в 2006 году. Этот показатель лучше, чем в еврозоне или в Великобритании, и ненамного хуже прогнозируемых показателей роста в США. Темпы экономического роста в Японии постепенно увеличиваются и стремятся к показателям растущих экономик.

 

 

 

 

Состояние самой финансовой системы дает впечатляющие примеры того,
как глубокая реструктуризация привела к росту конкуренции

Более того, говорит Ямакава, если окажется, что он ошибается, темпы роста экономики, вероятно, будут только повышаться, а не понижаться с окончанием эры дефляции и приходом эры инфляции. «Сейчас весь вопрос в том, находится ли страна в самой продолжительной фазе экономического роста со времен Второй мировой войны», — говорит он.
Если он прав, это непосредственно отразится на прибылях. «В недавнем прошлом снижение затрат и реструктуризация были важным фактором роста прибылей в корпоративном секторе, однако объем продаж упал, равно как и уровень занятости, и объем потребления. Однако сегодня рост номинального объема продаж на фоне низкой точки безубыточности потенциально может оказать мультипликационный эффект на прибыли. Думаю, что большинство ведущих компаний, акции которых торгуются на ТФБ, осторожны в своих прогнозах при ожидаемом росте годовых продаж на этот год в районе 1%. Если мы правы, и экономика действительно вырастет на 3%, а объем продаж — на 4%, это может означать рост прибыли на десятки процентов», — отмечает Ямакава.
Таким образом, гнут свое сторонники «бычьего сценария», даже после впечатляющего роста токийского фондового рынка в прошлом году, он все равно недооценен.
Выйдя из кризиса, реструктуризировав свои финансы и производственную деятельность, японские компании должны решить, что делать дальше.
«РАСЩЕПЛЕНИЕ» «КЕЙРЕЦУ»
Бизнес-ландшафт в корне изменился. Хотя некоторые из структур выжили, большинство «кейрецу» — бизнес-групп, включающих компании-производители, поставщиков, дистрибьюторов и банки, связанные между собой перекрестным владением акциями, и целью которых является сохранение рентабельности каждого из звеньев цепи, — распались.
Банки, которые являлись ключевым звеном «кейрецу», были вынуждены продать принадлежащие им пакеты акций родственных корпораций. Согласно оценкам исследовательского института Nissei, в то время как в 1987 г. объем перекрестного владения акциями от общего объема фондового рынка составлял 18,5%, к 2003 году он упал до 7,6% с появлением первых признаков возрождения японской экономики. В течение того же периода доля пакетов акций, находящихся в статичном долгосрочном владении, сократилась с 45,8% от общего объема рынка до 24,3%. Внешние инвесторы стали более требовательными.

 

 

 

 

 

Мы списали большую часть сомнительной задолженности
и дали банкам опору, чтобы те снова смогли заняться кредитованием

Корпорации были вынуждены перейти к ведению учета «по рынку». Защитные механизмы были устранены, эффективность — повышена. Компании во многих секторах экономики вынуждены адаптироваться к возросшему уровню конкуренции.
Состояние самой финансовой системы дает впечатляющие примеры того, как глубокая реструктуризация привела к росту конкуренции. Произошел значительный отсев. Возьмем пример Shinko Securities, брокерской конторы, созданной в результате слияния New Japan Securities и Wako Securities в 2000 году. Президент компании Такаши Кусама вспоминает: «Во времена пика роста фондового рынка, в 1989-м, в этих двух компаниях работали 12 тыс. человек. Сегодня у нас 4,7 тыс. работников. У нас было 190 филиалов — сейчас 94. Мы списали ущербных активов и сомнительных долгов на общую сумму в 190 млрд. иен (1,65 млрд. долл.) и инвестировали 24 млрд. иен в новую ИТ-систему, на базе которой мы начали деятельность в 2005-м».
 Оздоровив свой баланс и восстановив прибыльность, группа стремится пробиться в клуб ведущих торговцев ценными бумагами в стране. «Еще несколько лет назад многие основатели компаний опасались того, что если они пойдут по пути акционирования, то подвергнутся риску стать целью операции по слиянию или поглощению, поэтому они не хотели идти на первичное размещение. Поверьте, многие основатели японских компаний скорее закрыли бы их, чем смирились с их поглощением. Но сейчас они чувствуют себя гораздо увереннее. Основатели многих создающихся компаний рассматривают первичное размещение в качестве вполне естественного шага для их компаний и сами рассчитывают вырасти в дальнейшем благодаря слияниям и поглощениям», — говорит Кусама.
КОНСОЛИДИРОВАННЫЕ, НО БОЛЕЕ КОНКУРЕНТОСПОСОБНЫЕ
В начале 1990-х в Японии было 23 ведущих банк. Сегодня осталось всего три так называемых мегабанка — Mizuho Group, Mitsubishi UFJ и Sumitomo Mitsui — и еще три-четыре крупных финучреждения, включая банки Resona и Shinsei. Однако это не означает, что система стала менее конкурентоспособной, скорее наоборот.
Shinsei Bank — это реинкарнация старого Long-Term Credit Bank (Банка долгосрочного кредитования). В 1999 году это учреждение, находившееся в ситуации близкой к коллапсу, было куплено частной американской компанией Ripplewood, специализирующейся на акционерном финансировании, которая обещала привести значительные инвестиции. Возрожденная группа, сменив название, начала розничный банковский бизнес в 2001 году с нуля под идейным руководством бывшего председателя Citibank Japan Масамото Яширо. Четыре года назад это деловое предложение выглядело призрачным. Однако банк от одних высот стремился к другим и привлек за свою короткую историю 1,6 млн. клиентов. «Мы сосредоточили наше внимание на том, чтобы сделать финансовые услуги прозрачными, гибкими, удобными и легкими для понимания, а также на создании добавочной стоимости услуг, предлагаемых нами клиентам», — говорит президент и исполнительный директор компании Тьерри Порте.
Заполучить клиентов было просто. «Мы отменили плату за пользование банкоматами, обеспечили работу банкоматов двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, наши отделения открыты до 19.00. Мы создали мощную клиентскую интернет-платформу, одновременно не взимая плату за электронные переводы», — рассказывает топ-менеджер. Такое внимание к клиенту помогло банку в борьбе с конкурентами. «Некоторые другие банки прекращали операции в Интернете в девять вечера. Вы только задумайтесь об этом на минуту: доступ в Интернет закрыт», — вспоминает Порте, качая головой.
Сейчас, говорит он, многие банки копируют стиль Shinsei. «Но это же здорово. Мы в корне изменили подход к розничному банковскому бизнесу. К нам продолжают ежемесячно приходить 30 тыс. новых клиентов, и перед нами открываются широкие возможности. В игре на рынке финансовых услуг мы все еще только на первой подаче», — отмечает Порте.
БАНКИ ОТКРЫВАЮТ КРЕДИТ
Хорошая новость для корпораций состоит в том, что стабильность банковской системы была восстановлена, и она вновь является надежным источником кредитных ресурсов. «Не недооценивайте важность этого. Еще три-четыре года назад в Японии велись дискуссии насчет того, насколько безопасно хранить деньги в банке. Сейчас под руководством администрации Коизуми мы смогли побороть проблемы банковской системы. Мы списали большую часть сомнительной задолженности и дали банкам опору, чтобы те снова смогли заняться кредитованием. Это крайне важно для экономики и для укрепления доверия у бизнеса и индивидуальных вкладчиков», — говорит Порте.

 

 

 

 

В Японии появились
и быстро выросли новые, агрессивные корпорации

Пять лет назад большинство ведущих японских банков классифицировали около 8% кредитов в своем портфеле как не подлежащие возврату. Сегодня оставшиеся сомнительные займы составляют не более 1,5% активов. Снижение ставок по кредитам привело к росту прибыли, банки привлекли новый капитал и выплатили большую часть государственных средств, потраченных на их стабилизацию в конце 1990-х. Мегабанки должны закончить возврат долгов перед государством в этом году, и как следствие они получат дополнительную свободу действий. Банки, имевшие рейтинг ВВВ, сейчас получили рейтинг А и стремятся к получению АА. Цена акций значительно выросла.
Тем временем акционеры японских компаний стали более требовательными. Иностранные институциональные инвесторы сейчас владеют более чем 20% акций, обращающихся на ТФБ. Появились японские «инвесторы-активисты», такие, как Zurich Turnaround Group и M & A Consulting, бумаги которых находятся в листинге ТФБ. Эти фонды занимаются тем, что покупают пакеты акций японских компаний и с помощью общественности оказывают давление на менеджмент, чтобы тот увеличил доходность через выкуп бумаг за наличные, поднял дивиденды и повысил эффективность использования активов. «Смысл нашего послания состоит в том, что в Японии быть просто «хорошей компанией» уже мало. Вам нужно стремиться стать отличной компанией», — говорит один инвестиционный банкир.
В Японии наряду со все возрастающим числом иностранных фирм, специализирующихся на привлечении акционерного капитала, также достаточно частных инвесторов, занимающихся этим видом деятельности. Их присутствие важно по двум причинам: они являются источником значительного числа операций и способствуют изменению управленческой психологии в среде высшего менеджмента в Японии.
Дайсуке Саджи, глава подразделения глобальных операций по слиянию и поглощению Daiwa Securities SMBC, говорит: «Моя команда — главный консультант по вопросам защиты компаний, которые стали объектом нападения «инвесторов-активистов». Эта деятельность может иметь целый ряд аспектов, включая правовые вопросы, однако предлагаемый нами стратегический совет неизменен: компании, ставшие целью захвата, должны повысить свою стоимость либо путем усовершенствования производственных процессов, либо с помощью продажи активов, либо благодаря более эффективному использованию имеющейся собственности». Звучит очень похоже на то, что, собственно, и хотят от них «активисты». Саджи продолжает: «Если они поведут себя мудро, компании-цели могут использовать это нападение для внедрения новой философии и самоперестройки».
РОЖДЕНИЕ «ВРАЖДЕБНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ»
Финансовые инвесторы, специализирующиеся на операциях подобного рода, — не единственная движущая сила нового стремления менеджмента корпоративного сектора генерировать добавочную стоимость для акционеров. В Японии появились и быстро выросли новые, агрессивные корпорации. Темп деятельности в сфере слияния и поглощения растет, и японские фирмы уже сами начинают операции по враждебному поглощению, что было немыслимым еще два-три года назад. Интернет-компания Livedoor, ставшая объектом расследования органов прокуратуры Токио в связи с подозрениями относительно манипуляции с ценой акций одной из ее дочерних компаний с помощью публикации чувствительной информации, завладела общественным воображением благодаря своему предложению о враждебном поглощении Nippon Broadcasting — компании, ранее находившейся под контролем миноритарного акционера FujiTV.

 

 

 

В Японии существует гораздо больший потенциал для ведения бизнеса,
чем просто банальное размещение корпоративных облигаций

Хотя эта попытка в конечном счете провалилась, она превратила в бренд имя исполнительного директора Livedoor Такафими Хори, демократично одетого, исключенного в свое время из университета молодого человека немного старше тридцати лет, который создал компанию в 1995 году и который, казалось, является представителем нового индивидуалистически настроенного поколения японских бизнес-лидеров. И он лишь один из многих. Другой пример — Хороши Микитани, основатель и исполнительный директор Rakuten, розничного магазина в Интернете, который приобрел 15-процентную долю Tokyo Broadcasting System в октябре прошлого года и, как ожидалось, должен был сделать предложение о поглощении до достижения договоренности о коммерческом сотрудничестве с телевизионной компанией.
Даже компании с историей продемонстрировали готовность проводить операции по враждебному поглощению в стремлении заполучить привлекательные активы. Финансовая группа Sumitomo Mitsui еще в 2004 году попыталась установить контроль над UFJ — самым малым банком из тогдашней «большой четверки», проиграв, в конечном счете, в борьбе с Bank of Tokyo-Mitsubishi.
По данным Recof, в прошлом году в Японии было заключено 2725 сделок по слиянию и поглощению, многие из них были незначительны по объему и проводились частными компаниями. В 2003-м, когда на рынке начался последний период роста, таких сделок было всего 1728. Никто не считает, что на этой цифре рост остановится.
СТРОЯ БИЗНЕС
Неудивительно, что инвестиционные банкиры так возбуждены в связи с открывающимися перед ними перспективами. Посмотрите на Маккаппина из Nikko Citigroup. В четвертом квартале 2004 года Citigroup, подкошенный решением регуляторных властей Японии о закрытии его токийского частного банка, встал перед необходимостью принятия важного решения относительно своего бизнеса в этой стране. Citigroup решил делать то, что и в других сферах — занять лидерские позиции на рынках, привлекающих денежные потоки, и стремиться использовать это, чтобы заполучить все более и более высокодоходные виды бизнеса.
Продвижения с пятого в 2004-м на второе место в рейтинге ведущих торговцев японскими правительственными облигациями в 2005 году Маккаппину оказалось мало — это было только начало. «Япония — это такой себе рынок «большого брата», и рынок японских гособлигаций — это средство, с помощью которого крупнейший заемщик в мире финансирует сам себя. Мы рассудили, что уж если мы лучшие в своем роде для «большого брата», то и агентства, муниципалитеты и корпорации также пожелают дать вам возможность обслуживать их», — говорит он.
Это были насыщенные 12 месяцев — состоялись прием на работу нового главы подразделения по торговле японскими правительственными облигациями, пересмотр системы покрытия продаж, перевод трейдеров из других подразделений Citigroup и увеличение персонала в подразделении долговых рынков капитала. Маккаппин запросил для себя большей свободы при проведении рисковых операций, повышения кредитных лимитов и одобрения на принятие на работу и перевод новых сотрудников. Перестройка бизнеса была проведена в короткий срок. К счастью для него, в 2005 году улучшились ожидания в сфере корпоративного кредитования.
БЕСПРЕЦЕДЕНТНЫЙ МАНДАТ
К маю 2005 года он был готов к тому, чтобы выступить в качестве местного регистратора в рамках размещения облигаций внутреннего займа на сумму 228 млрд. иен для Nissan, что стало второй крупнейшей корпоративной сделкой в истории национального рынка облигаций. Еще год или два назад Nikko Citigroup не получила бы такой мандат.
Сделка была проведена сразу же после возникновения проблем у GM и Ford, когда спреды по облигациям автопроизводителей скачкообразно изменялись примерно на 100 базовых пунктов в день. Маккаппин говорит: «Заемщику был нужен кто-то, кто бы мог сказать: не волнуйтесь по поводу рыночной волатильности, мы знаем, насколько эта сделка важна для вас, и мы знаем, что она не может пойти не так, но мы справимся с ней».
В тот момент японские инвесторы не усмотрели в сделке никакой связи с проблемами, переживаемыми американскими автопроизводителями. Сделка прошла. Вслед за этим  Citigroup осуществил «размещение самурая» для материнской компании в размере 230 млрд. иен и 120-миллиардное размещение облигаций для Sony.
«Это сделки-флагманы. Если верить в японское экономическое возрождение, то, очевидно, количество размещений на покрытие капитальных затрат компаниями с громкими именами будет расти. А если вы полагаете, что ставки должны повыситься, несложно подготовить почву для префондирования», — говорит Маккаппин.
Он считает, что в Японии существует гораздо больший потенциал для ведения бизнеса, чем просто банальное размещение корпоративных облигаций. «Мы можем делать все, что касается финансирования операций по слиянию и поглощению, и нам нужно перейти от просто бизнеса по финансированию к преимущественно ведению непосредственной «балансовой» инвестиционной деятельности.
Некоторые из лучших инвестиций в Японии осуществляются частными игроками, занимающимися привлечением акционерного капитала. В то время как мы можем предложить клиентам акционерный капитал, построить достаточно агрессивную схему с использованием мезонинного финансирования и создать позиции для прямого «участия в концерте». В сфере финансирования проектов с недвижимостью нашей целью является выдача промежуточных займов с их дальнейшей секьюритизацией. Мы можем с уверенностью прогнозировать, что приведем в Японию высокодоходный рынок. Здесь есть такие возможности, которые грех было бы упустить. В 2005 году была получена приличная прибыль, и я думаю, что в 2006-м мы сможем еще повысить этот показатель», — говорит он.
Новое видение перспектив Японии достигло верхних этажей глобальных банков. Исполнительный директор Citigroup Чак Принс посетил Токио в декабре 2005 г. и, как сообщается, встречался с министром по вопросам финансовых услуг Каору Йосано. Главный вопрос Принса звучал так: можем ли мы купить японский банк?
Жаль, что он не задал его в 2003-м или в начале 2004-го.  


К содержанию



Как погубить творческий подход

Офис стратегического управления

Преимущества и проблемы

Какой бывает кризис

Билатеральная модель организации компании

Продуктивность зон безопасности

Психологические тесты на службе у работодателей

Организация нового типа

Московская методологическая школа

Новый год: выбрасываем директора из окна?

В поисках невидимки

Теория четырех ресурсов

В поисках справедливой глобализации

Обзор страновых рисков

Незыблемая система мировой торговли бросает вызов лжепророкам

Рынки развивающихся стран сильны. Пока что

Возрождение национализма,

Мудрость или старческое слабоумие?

Король Google будет править миром

Утечка информации из Google: прогнозируется резкое падение темпов роста выручки

Капризы погоды

Границы, закрытые для бизнеса

После потопа

Япония возвращается из небытия

Япония застыла в индустриальной стадии

Китайские потребители

Странные участки

Волна слияний в Европе

Успешное слияние: как преодолеть культурные различия

Как инвестировать на рынке искусства

Путь к развитию

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления