#3(14), март 2007 года
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
Логин:
Пароль:
Регистрация
Напомнить пароль
журнал украинского истеблишмента
МЫСЛЬ
полный дайджест за месяц мировой мысли в области финансов и управления
О нас
Последний номер
Архив
Клуб читателей
Поиск
Мероприятия
Купить копирайт
Хочу получать бумажную версию

#3(14), март 2007 года

Сумерки социологии

Уилфред М. МАККЛЕЙ, Wall Street Journal

Смерть выдающегося политолога и социолога Сеймура Мартина Липсета в конце декабря прошлого года сама по себе стала глубоким потрясением. Но для мира идей это даже еще более крупная потеря. Недавно ушел из жизни известный социолог Филипп Рифф, книга которого «Триумф терапевта», вышедшая в 1966 году, преобразила наше представление о современных светских обществах. Несколько лет тому назад мы потеряли и Дэвида Ризмана — человека, который своей книгой «Одинокая толпа» (1950) превратил социологию в общественный самоанализ. Рассматривая смерть Липсета в контексте двух других печальных событий, невольно задумываешься, не вымирает ли социология как дисциплина, поскольку многие ее ведущие практики все чаще уходят со сцены, а заменить их, по всей видимости, некому.
Конечно, на социологов все еще учатся, по социологии публикуются книги, а факультеты социологии в университетах не выказывают ни малейших признаков упадка. Но чувство здорового любопытства, привлекавшее в социологию лучшие умы в золотые годы 1950—1960-х, исчезло. Некоторые из наиболее влиятельных социологов наших дней, в частности, Алан Вульф из Бостонского колледжа, предпочитают называть себя политологами. Почему же возникла эта ситуация?
На первый взгляд, ответ прост: существуют два равных и противоположных виновника. Один из них — политика. Социология стала жертвой догматической веры, суть которой в том, что одного понимания мира недостаточно, необходимо его менять. А если, как верят многие социологи, вся реальность была «создана социумом», то от природы ничего не зависит, ничто не объясняется традициями или привычками, и ничто не может считаться постоянным. Все на свете временно, все можно изменить согласно предсказуемым политическим установкам. Таким образом, научные журналы и монографии ученых перешли к поддержке популярных взглядов на расу, гендер и класс, жестко препятствуя исследованию любых вопросов, которые могли бы эти взгляды опровергнуть.

Странно, что социология стала считаться прогрессивной дисциплиной. Намного проще было бы определить ее как гуманитарную науку, рожденную
от консервативных импульсов. Ее отцы-основатели были великими гуманистами.

Но это только одна сторона медали. Вторая — в том, что, пытаясь избежать политизации, многие социологи попали в капкан сциентизма, который абсолютизирует роль науки в культуре и духовной жизни общества. Они считали, что могут достичь для социологии статуса естественных наук имитацией методов более «жестких» социальных наук, таких как экономика. После этого исследования, скажем, социальной мобильности или семейной структуры наполнились таблицами и формулами, которые могут прийтись по душе только математикам. Зато так можно ответить на все вопросы с высокой точностью.
Однако стоит ли это такого углубленного рассмотрения? За деталями скрывается настоящий ответ: кажется, социология как наука утратила уверенность в силе своих фундаментальных категорий. Оценить прошлые проявления этой силы можно, вспомнив карьеру самого  Липсета. В своих исследованиях американской «исключительности» или в анализе патологий рабочего класса он задавал те же вопросы. По словам Натана Глейзера, Липсет всегда интересовался тем, как общества, ведомые своей историей, «устанавливают для себя границы развития, которые практически не способны преодолеть».
Эти слова выражают одну из главных тем «старой» социологии: как несгибаемость социальных сил ограничивает возможности отдельных личностей. Как говорил Токвилль, вокруг каждого человека начерчен круг свободы, за рамками которого она заканчивается. Такое высказывание неприемлемо для культуры, где свобода личности ценится выше всех остальных свобод и в которой абсолютно все представляется возможным. Но, отрицая проницательность Токвилля и считая структуру общества бесконечно податливой, социология предала свое призвание: она отказалась от углубленного изучения общества, перестала признавать трудные истины и упразднила активизм, обычно направленный на необоснованное понятие «социальной справедливости».

В работах Токвилля, Тонниеса, Вебера
и Симмела центральная драма всегда заключается
в движении из деревни в город,
от личных отношений к профессиональным, или от аристократических обществ
к демократическим

Странно, что социология стала считаться прогрессивной дисциплиной. Намного проще было бы определить ее как гуманитарную науку, рожденную от консервативных импульсов. Ее отцы-основатели были великими гуманистами с широким диапазоном интересов. Ее фундаментальные тексты почти всегда сосредотачивались на великих социальных возмущениях, вызванных рождением урбанистического, промышленного мира и постепенным уничтожением традиционной жизни. В работах Токвилля, Тонниеса, Вебера и Симмела центральная драма всегда заключается в движении из деревни в город, от личных отношений к профессиональным, от статуса к контракту или от аристократических обществ к демократическим. Социология в своем наиболее явном проявлении всегда рассматривала социальную стоимость великих потрясений современности, а также, по словам социолога-консерватора Роберта Нисбета, «поиск общины» и барьеры на пути к ней.
Случилось так, что социологии-религии удалось избежать судьбы остальной части науки: она остается живой поддисциплиной, где царят выдающиеся личности — Роберт Белла, Роберт Уатноу и Питер Бергер. Социальные исследования религии процветают еще, возможно, и потому, что должны противостоять тирании прогрессивизма, вере в настоящее, а не прошлое, без которого лучше обойтись. Они начинаются с демонстрации уважения к наиболее изначальным, даже атавистическим элементам жизни человека — силе авторитета, статуса, стремления к священному царству. Они не могут просто забыть о них и изобразить человека, как поступили остальные, бесконечно податливым объектом.
Если социология сможет каким-либо образом обуздать свое заблудшее активистское рвение и вернуть гибкое восприятие жесткости и постоянства, то сможет вернуть и свой статус. Токвилль верил, что величайшая задача современности — не стереть прошлое и «перестроить» настоящее, а признать лучшее из прошлого и использовать его во благо будущего.
Социология сможет снова процветать только тогда, когда признает эту простую истину. Но если она будет продолжать видеть в обществе простую совокупность произвольных «построений», готовых к перестройке, и рассматривать социальные силы как препятствия на пути, а не границы, с которыми следует считаться, она мало чем сможет нам помочь. Социальная наука не может быть собственностью прогрессивной идеологии. Скорее, она должна бросать вызов всем идеологиям, строго и честно напоминая о человеческих пределах.

Уилфред М. Макклей — профессор гуманитарных наук в Университете Теннеси, Четануга, преподаватель Университета им. Фулбрайта, Рим.

 


К содержанию



Репутационные риски

Совместное творчество

Культура обходится дороже всего

Больше денег из общения

Конкуренция внутри госсектора

Бизнес в нанокосмосе

Действуй глобально, думай локально

Снова патриархат?

Доверьтесь интуитивным решениям

Алгоритмы с чердака

О возможности равенства

Улучшение облика

Хрупкая власть России

Альянс Китая и Америки — уже не фантастика

Почему не рухнул доллар?

Слабеющий доллар под давлением Китая

Опасная притягательность новых рынков

Торговый сектор России переманивает инвесторов у соседей

Наши директора подсиживают нас

Рынок с неиссякаемым спросом

Программы МВА открывают ускоренные курсы

Как не дать вашей бизнес-школе стать Брендом Х

Новый мировой порядок

Китайская политика «мягкой силы»

Неравенство на марше

Как будут учиться будущие ученые

Путин и прогресс

Каракас во мраке

Тщательный анализ Чавеса

Сумерки социологии

Веблен и дарвинизм

Быстрый Второй

© 2006 www.idea-magazine.com.ua
"Мысль" приветствует републикации своих материалов с обязательной ссылкой на источник в виде текстовой строки вида
“Источник www.idea-magazine.com.ua” и ссылки на данный cайт.
строители профессиональный ремонт квартир бесплатные объявления